?

Log in

No account? Create an account

Next Entry

...Вследствие развала итальянской армии и бегства почти всех румынских войск ... противник мог продвигаться ... не встречая почти никакого сопротивления. Только в районе Миллерово, как одинокий остров в красном прибое, оказывала сопротивление вновь созданная на правом фланге группы армий «Б» группа Фреттер-Пико.

Э. Манштейн. Утерянные победы

Строки, вынесенные в эпиграф, хорошо иллюстрируют то значение, которое придавалось в германских штабах в декабре 1942 г. удержанию Миллерово; значение тем большее, чем упорнее оборонялся миллеровский гарнизон посреди беспорядочного отступления итальянских и румынских войск.

Безусловно, Миллерово был не единственным очагом немецкой обороны в междуречье Дона и Северского Донца, который продемонстрировал устойчивость и упорство в ходе наступательных операций Красной Армии в декабре 1942 – январе 1943 гг. Удалось также закрепиться и организовать оборону немецко-итальянским гарнизонам Чертково, Стрельцовка, Гартмашевка, а также некоторым другим. Однако из всех этих населенных пунктов районный центр и крупный железнодорожный узел Миллерово имел, пожалуй, наибольшее оперативное значение, его гарнизон был самым большим и продержался он дольше других.

Тем не менее, несмотря на значимость этих боев в рамках операции «Малый Сатурн», их всесторонний анализ еще не написан, а в тех немногих работах, в которых бои за Миллерово так или иначе затрагиваются, часто встречается недостоверная информация.


Так, в советской историографии можно даже встретить утверждение, что немецкие войска были выбиты из Миллерово уже в середине 20х чисел декабря [1]. Также в отечественной литературе, вслед за сводкой Совинформбюро от 19 января (см например [2]), традиционно утверждается, что немецкий гарнизон был почти полностью истреблен при попытке прорыва.
Как увидит читатель ниже, если для второго утверждения, выдающего желаемое за действительное, хотя бы были объективные предпосылки, то первое вообще не соответствует действительности.

В немецкой историографии единственной работой, целиком посвященной боям за Миллерово, является [3]. Эти литературно обработанные воспоминания Э.Турнера (Erwin Turnher), она дает представление о тех условиях, в которых оказались немецкие войска в Миллерово, о быте и досуге окруженного гарнизона, описывает ряд боевых эпизодов. Однако, являясь фактически мемуарной «лейтенантской прозой», в ней не сделано попытки проанализировать происходящее с тактическом или оперативном плане.

Такой анализ боев за Миллерово содержат работы, посвященные боевому пути 3-й горно-егерской дивизии [4, 5, 6]. Эти работы весьма информативны, в них связно изложен ход событий, показаны основные решения, принимаемые в германских штабах и те трудности, с которыми немецкий гарнизон оборонял Миллерово, а затем прорывался из него. Очевидным недостатком этих, написанных в разгар «холодной войны» работ, является использование лишь немецких источников и некоторая тенденциозность в изложении, что, впрочем, присуще всей военно-исторической литературе того периода.

В современных политических реалиях и при современном развитии информационных технологий доступ к исследованиям и оперативным документам обеих сторон значительно упростился. Это позволило выйти на новый качественный уровень в работе с источниками, и за последние годы вышли несколько работ, так или иначе затрагивающих бои за Миллерово
(например, [7, 8]). Впрочем, пространственный и временной охват этих работ оказался слишком велик, чтобы детально осветить эту тему; кроме того, в них присутствует ряд неточностей.

Отдельный пласт работ составляют местные издания, а также публикации прессы города Миллерово, в которых обычно содержатся интересные факты и подробности, в т.ч. воспоминания очевидцев – жителей города и района. Из последних публикаций такого рода упоминания заслуживает материал [9]; миллеровским боям декабря-января посвящена значительная его часть. К сожалению, опыт этот нельзя признать удачным: авторы ограничились некритичной компиляцией разнородных данных из открытых источников; полученный в итоге текст содержит множество ошибок.

В этом кратком очерке мы попытаемся подробно проанализировать ход боев за Миллерово, впервые опираясь, помимо ранее выполненных исследований и воспоминаний участников, на оперативные документы обеих противоборствующих сторон и другие архивные материалы. Повествование мы будем строить на реконструкции действий сторон по каждому дню боев, начиная от начала организации обороны города Миллерово и заканчивая выходом его гарнизона из окружения.

На наш взгляд, подробное рассмотрение этого значимого, но сравнительно мало изученного эпизода второго года войны поможет лучше понять, каким предельным напряжением сил и какой ценой доставались Красной Армии победы в борьбе с ее умелым и опасным противником. Отдельный интерес представляет организация Вермахтом круговой обороны населенного пункта и действия по выходу из окружения.

Отметим, что исследования боев зимы 1942/43 года затруднены малым объемом сохранившихся немецких документов, которые в условиях отступления велись нерегулярно, не сохранились (как, например, большая часть документов 3-й гпд) или погибли (например, часть документов 304-й пд). Все это в полной мере относится к боям за Миллерово: некоторые численные данные нам удалось лишь оценить примерно, а значительную их невозможно установить в принципе. Кроме того, реконструкция событий была осложнена еще и тем, что немецкие и советские документы часто дают противоречивые, иногда в корне отличающиеся друг от друга версии событий; более того, у советской стороны разногласия присутствуют и в документах соседних соединений. Это особенно заметно, когда события реконструируются не по дням, а по часам. Причины этого различны: так, за регулярно упоминаемым в советских документах «отражением контратак противника» и т.н. «огневым боем» подчас скрывается бездействие, отсутствие поддержки действий соседа и невыполнение задачи нашими частями; известны также примеры сокрытия неудобных для себя эпизодов и в немецких документах.

Детальный разбор подобных нестыковок и вынесение оценок штабным работникам, вольно и невольно искажавших действительность, выходит за рамки данной работы. В большинстве случаев нестыковки не так значительны, и нами без дополнительных пояснений изложен наиболее вероятный вариант. Там же, где эти противоречия оказались неразрешимы или имеют ключевое значение для понимания ситуации, мы старались привести все версии.


Comments

( 3 comments — Leave a comment )
grossgrisly
Aug. 26th, 2013 05:28 pm (UTC)
интересный текст. А сама статья уже есть ?
ioncore
Aug. 26th, 2013 06:47 pm (UTC)
Спасибо, надеюсь остальное получится тоже интересным. Сам очерк готов не на 100%, по нашим не хватает нескольких кусочков мозаики, которые надеюсь найти этой осенью в ЦАМО. Но с ними или без них, этой зимой очерк будет закончен обязательно.
Если интересно, вот еще небольшой отрывок из основного текста (из описания событий, предшествовавших началу боев за город):

Первоначально предполагалось использовать прибывающих горных егерей для выдвижения на запад, к Мешков, или на север, к В.-Лозовая, имея в виду противодействие наступающим частям Красной Армии. Однако, прибыв в Миллерово вечером 20-го декабря и установив связь со штабом группы армий «Б» (Старобельск), генерал Крейзинг выяснил, что ввиду быстрого продвижения частей советских войск, ему приказано принять командование над всеми находящимися в городе частями и подразделениями, объединив их в группу «Крейзинг», и организовать оборону.
В городе царил хаос, об обороне речь не шла; к оборудованию позиций никто даже не приступал. Основную часть гарнизона составляли тыловые и охранные части, обозы и склады, а также аэродромный персонал; от сухопутных войск присутствовали лишь несколько рот пехоты (17-й тд), саперный полк и разрозненные группы военнослужащих различных дивизий. Всю ночь через город непрерывным потоком шли бегущие с фронта деморализованные итальянцы и румыны, заражая своей паникой и немцев. Редкие налеты советских ночных бомбардировщиков только усиливали неразбериху.
21-го декабря с утра генерал-майор Крейзинг, а также прибывающие в город офицеры штаба дивизии и командиры частей, разворачивают лихорадочную деятельность. Дивизионный врач подчинил себе все санитарные службы в городе и выбрал места для размещения полевых лазаретов; командир горно-егерского полка провел рекогносцировку и наметил линию обороны. Были высланы моторизованные разведывательные дозоры во все ближайшие населенные пункты с целью установить глубину продвижения Красной Армии. Сам командир дивизии, разместивший свой штаб в здании больницы (ныне туберкулезный диспансер), после ознакомления с ситуацией и принятия докладов командиров частей, к концу дня определил порядок обороны города своим боевым приказом по дивизии №1.
Этим приказом генерал-майор Крейзинг подчинял себе все находящиеся в городе части, включая подразделения ПВО Люфтваффе, и организовывал для обороны два сектора обороны – «Восток» и «Запад». Начальником угрожаемого восточного сектора назначался командир 144-го горно-егерского полка оберст-лейтенант Фридманн (Friedmann), начальником западного – командир 680-го саперного полка особого назначения оберст Вагнер (Wagner). Разгранлиния между участками проходила с севера на юг по железной дороге от пос.Туроверов до треугольной развязки железных дорог в 500 м севернее вокзала, которую немцы называли «Гляйсдрек» за свое внешнее сходство с железнодорожной развязкой в районе одноименного парка в Берлине. Далее разгранлиния шла через пос.Терновый по дороге на Викторфельд.
В приказе подчеркивалось, что Миллерово должно обороняться до последней возможности, поскольку удержание города есть необходимое условие для всех последующих операций (очевидно, имея в виду деблокирование группировки Паулюса в Сталинграде).
Вечером 22-го декабря в штабе дивизии провели почти трехчасовое совещание, на которое были также приглашены все командиры до полка включительно. На совещании Крейзинг потребовал превратить Миллерово в неприступную крепость, которая должна защищаться до последнего человека, причем защищаться активно, сочетая жесткую оборону с сильной и глубокой разведкой боем, направленной против советских линий снабжения. Кроме того, приказано было, помимо организации главной линии вокруг города, приспособить также к обороне улицы и отдельные дома. Для оборонительных работ решено привлечь всех военнопленных и все работоспособное городское население.
Особо отметим ту энергию, которую проявили генерал Крейзинг и работники его штаба, решительно взявшиеся за приведение в порядок той близкой к панике и толпы, которая находилась в Миллерово. Фактически, всего за 3-4 дня им удалось сколотить из неуправляемой массы людей организованный и готовый к обороне гарнизон, применяя порой жесткие меры – прекратив выдачу продовольствия всем, кто не был взят на учет в штабе обороны города, и т.д.
grossgrisly
Aug. 28th, 2013 11:29 am (UTC)
да, интересно конечно!
( 3 comments — Leave a comment )