?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Форсирование рек на Востоке"

доклад майора Экарт (Eckart), Вюнсдорф, 12.5.1942


Мне было поручено рассказать о переправах через реки в России, которые довелось выполнять моему предыдущему батальону, II./40-го стрелкового полка 17-й танковой дивизии.
Мне показалось уместным в этой связи остановиться не столько на деталях тактических и технических, которые имели место в процессе перерав, однако и на особенностях, характерных для России, а также на связанном с этим примечательном опыте.
В качестве первого примера мы рассмотрим форсирование Буга, которое осуществлялось в полном соответствии с буквой устава, просто в качестве напоминания о ключевых моментах при организации переправы.


Буг, 22.06.1941

Форсирование II./S.R.40 реки Буг у Дерло к западу-северо-западу от Брест-Литовска, 22 июня 1942 года, в 3-15.

Фотографии р.Западный Буг в районе местечка Derło (c) www.panoramio.com

1) Каждую неделю организовывались дни рекогносцировки поселка и позиций, а также подготовки данных для стрельбы приданной артиллерии;
2) За те дни, что велось наблюдение над противоположным берегом, была составлена ясная картина положения и численности противника;
3) Условия местности позволяли скрытно вести подготовку и выдвижение на позиции;
4) Имевшееся огромное превосходство в силах и вооружении позволяло добиться максимального успеха минимальными усилиями;
5) Были четко определены задачи волн переправочных средств и сил прикрытия, организована сильная огневая поддержка для первой линии атакующих, проработаны план наступления и план артподготовки, всё, что могло и должно было быть организовано согласно уставам. Все, чему учили раньше, было применено на практике. Наконец, были определены позиции пунктов и линий снабжения.
Батальон, действуя с обоими сомкнутыми флангами, наступал на фронте около 2 км. Оба фланга были крепко обеспечены соседями, тесное взаимодействие (в отличие от всех последующих боев) вызывало ощущение коренной лошади в запряжке, подпираемой с обоих боков оглоблями и с закрытыми шорами глазами. Вперед и только вперед! В тот период, когда мы были на Буге, наше превосходство в силах и вооружении давало нам возможность диктовать свою волю на своем участке фронта. Скоро это закончилось, когда мы оказались на огромных открытых пространствах, со слабым взаимодействием и со все более глубокими задачами. О соседях справа и слева, как правило, не было даже речи.
Теперь несколько слов о самом форсировании:
Местность достаточно ровная, низкий берег, в 1500-2000 м от берега волнистые холмы, наша сторона очень удобная для организации наблюдательных пунктов, на стороне противника сильно развитая полевая фортификация, местами бункеры
<вероятно, имеются в виду ДОТы - П.В.> У обреза воды кустарник и густая растительность. Придется прорубать просеки.
Река около 80-90 м шириной, относительно быстрое течение: плоты сносит на 300 м, штурмовые лодки на 100 м.
Противник вероятно, сильные позиции на благоприятствующей местности, однако завершенные лишь частично. Численность - не слишком большая. Наша первая задача - взять эти укрепления и занять как можно быстрее господствующие высоты.
Выполнение в 3-15 начинается огненное представление. После сильнейшего града огня из всех стволов в течение 10 минут первая атакующая волна достигает противоположного берега, тут же следом за ней - вторая. Примерно к 5-00 основные силы батальона, включая тяжелое вооружение, уже переправлены на тот берег.
Потери: 2 убитых, 10 раненых. В горячке атакующего порыва несколько лодок были перегружены и перевернулись, пятеро человек утонули. При всей смелости требуется еще и осторожность, слепое рвение только вредит.
Я выбрал форсирование Буга в качестве показательного примера того, как переправа может планироваться и проводиться в полном соответствии с мирными нормативами и упражнениями. В следующем же примере все будет совсем не так.


С нашей стороны

В районе Дерло батальон Экарта, скорее всего, столкнулся со строительными и инженерными, а также с какими-то подразделениями 6-й или 49-й стрелковой дивизий, которые вели подготовку оборонительного рубежа по р.Буг. Судя по району переправы, скоротечности боя и малым потерям, при форсировании батальон удачно прошел между 4-й (д.Рудавец) и 5-й (д.Чилеево) погранзаставами 17-го Брестского погранотряда, участок форсирования прикрывался слабо, а находившиеся на его участке ДОТы не были закончены и не были заняты гарнизонами. Тем не менее, представление о боях в этом районе дает описание действий 5-й заставы (находившейся к востоку от д.Дерло):

22 июня 1941г. в 4.15 застава подверглась артобстрелу противника, загорелись склады, столовая и казарма. Личный состав комендатуры по тревоге занял оборону. Одна группа в составе 25 человек во главе с лейтенантом Побожаевым на двух машинах была выброшена для поддержки 5—й заставы, которая отошла в направлении ж./д. ст. Лыщицы. Управление комендатуры во главе с комендантом майором И.А. Тропиным начало отходить в направлении г.Жабинка. В бою за комендатуру было ранено восемь человек.
Опорный пункт 5—й заставы и д. Чилеево, в 150 метрах восточнее от которой дислоцировалась застава, также в 4.15 были подвергнуты внезапному артиллерийскому обстрелу, от которого загорелись здания. Командование заставой принял на себя находившийся там начальник отделения службы отряда капитан Семен Максимович Гриненко. Старшим в первом окопе был заместитель политрука Моисей Самуилович Паволоцкий, во втором — заместитель начальника заставы по политчасти политрук Иван Павлович Сорокин, в третьем — начальник заставы младший лейтенант Петр Григорьевич Богомаз.
Застава охраняла участок границы по реке Западный Буг протяженностью около 6 км, на участке заставы проходила шоссейная дорога Янув—Подляски — Большие Мотыкалы — Жабинка. Так как застава находилась на оперативном направлении, то она была укомлектована сверхштата — до 80 человек, а накануне войны на усиление заставы прибыло еще 29 человек.
На участке заставы Западный Буг имел излучину, вклинивающуюся на советскую территорию до 2 км и брод с пологими берегами. Здесь же в Западный Буг впадала р. Лесная. Быстрый захват переправы позволял немцам нанести фланговый танковый удар на юг в направлении Большие Мотыкалы — Брест; на восток — в направлении Лыщицы — Мотыкалы — Жабинка. Поэтому в ночь на 20 июня 1941г. напротив участка заставы, в 4 км за Западным Бугом, разместились 17-я и 18-я танковые дивизии, 29-я мотопехотная дивизия и 167-я пехотная дивизия 47-го моторизованного корпуса 2-й танковой армии вермахта.
Передовой отряд немецких подразделений численностью до 200 человек форсировал Западный Буг через час после начала артобстрела и к 6.00 часам немцы вышли к д. Чилеево. Когда до заставы оставалось около 150 м, немцы стремительно бросились вперед, но их встретил плотный пулеметно—винтовочный огонь. Первая цепь наступавших была почти полностью уничтожена, остальные укрылись во рву. Вскоре к немцам подошла еще одна рота и после короткого, но мощного артиллерийского обстрела они вновь пошли в атаку.
На этот раз пограничники подпустили их на 60-70м, а затем по команде капитана Гриненко открыли огонь из всех видов оружия. Сам капитан вел огонь из станкового пулемета, из ручных - старшина заставы Иван Петрович Максимов и пулеметчик В. Гнатенко.
Понеся большие потери, немцы временно прекратили атаки. В этом бою отличились сержант С.С. Колмаков, рядовые В.В. Лукьянчук, В.Л. Резниченко, С. Горячев, А.С.Сафронов и Г.И. Кромской. Но были и потери - погиб капитан С.М.Гриненко.
В момент передышки из комендатуры на заставу прибыло подкрепление во главе с лейтенантом Ф.М. Побожаевым. Командование группой принял политрук И.П. Сорокин.
Вскоре немецкая пехота вновь пошла в атаку, на этот раз при поддержке танка. Обойдя заставу, они атаковали опорный пункт с фланга. Кавалерист Сидоров и стрелок Александр Черников залегли со связками гранат в яме. Когда до танка оставалось метров 15, Черников бросил связку под гусеницу. Раздался взрыв, и танк замер. Это подбодрило пограничников опорного пункта, и атака противника была отбита. Немцы, понеся потери, отошли. Но понесли потери и пограничники — погибли начальник заставы младший лейтенант П.Г. Богомаз и старший помощник начальника 5-го отделения комендатуры Н.И. Кузнецов, был вторично ранен политрук Сорокин, который взял на себя командование.
Заканчивались боеприпасы, и политрук решил прорываться и попытаться присоединиться к основным силам комендатуры или частям РККА. В группу прикрытия вошло около двадцати добровольцев. Ее возглавил сам политрук И.П. Сорокин. Их позиции атаковало до батальона немцев при поддержке четырех танков. Пограничники держались до 13.00 часов. На другой день после боя местные жители похоронили в братской могиле рядом с заставой капитана С.М. Гриненко, старшего помощника начальника 5—го отделения Н.И. Кузнецова, начальника заставы младшего лейтенанта П.Г. Богомаза, политрука И.П. Сорокина, заместителя политрука М.С. Паволоцкого, сержантов Туманова, Н.С. Надарченко, С.С. Калмыкова, рядовых А.С. Сафонова, Сидорова, Г.С. Павлова и других. Всего — 20 пограничников.
Тяжелораненых пограничников В.В. Лукьянчука, Л.С. Сафронова, С. Горячева и А.Я. Черненкова жители д. Чилеево Шура, Оля, Надя и Володя Сковородко, Нина и Лида Филимонюк укрыли в деревенском сарае, где их лечили и кормили. Но раненых кто—то выдал немцам, которые угнали их на территорию Польши. Раненого пограничника Бориса Сотникова спасла жительница д. Чернавчицы Анастасия Михайловна Котович. После выздоровления он ушел к партизанам.
Вырвавшаяся из окружения группа лейтенанта Ф.М. Побожаева в районе м. Видомля присоединилась к подразделению 15—го стрелкового полка 49—й стрелковой дивизии и в дальнейшем сражалась в его составе.


Источники и литература

1) Bundesarchiv-Militärarchiv, RH82-133.
2) www.panoramio.com
3) 17-й Краснознаменный Брестский пограничный отряд


Приложение. Оригинальный текст.

lch habe den Auftrag, über die mit meinem früheren Btl., dem II./S.R.40, im Rahmen der 17. Pz.Div. in Rußland durchgeführten Flußübergänge zu sprechen.
Es kommt mir dabei darauf an, nicht so sehr auf alle Einzelheiten taktischer und technischer Art, die bei einem Flußübergang beachtet werden müssen, einzugehen, sondern vielmehr die in Rußland aufgetretenen Besonderheiten und die daraus sich ergebenden Erfahrungen besonders hervorzuheben.
So diene auch das erste Beispiel, der Bug-Übergang, als programmmäßig nach den Buchstaben des Gesetzes laufend, lediglich zur Erinnerung der wesentlichen Funkte der Vorschrift.
Beispiel I:
Flußübergang des II./S.R.40 über den Bug bei Derlo, westnordwestlich Brest Litowsk am 22.6.41, 3.15 Uhr.
1) Wochenweise standen die Tage zu Erkundungen an Ort and Stelle, Vorbereitungen aller Art zur Verfügung;
2) Die tagelang mögliche Beobachtung des Feindufers erbrachte ein klares Feinbild über Art und Stärke der Besatzung;
3) Die Gunst des Geländes erlaubte gedecktes Einrücken in die Bereitstellung;
4) Sie damals noch vorhandene enorme Überlegenheit an personal und Material mußte einen Höchsterfolg bei einem Minimum von Kraftaufwand zeitigen;
5) Die klare Scheidung von Übersetztruppen verschiedener Wellen und Deckungstruppen, der Aufbau stärkster Feuerunterstützung für das 1. Herausbrechen und übersetzen, die Festlegung des Angriffsplanes und Feuerplanes, all das konnte auf den Buchstaben des Gesetzes genau vorbereitet werden and ablaufen, War doch schon das alles auf dem Truppenübungsplatz entsprechend vordressiert worden. Schließlich waren die Ablauflinien, die Abstellräume für die Kfz. genau festgelegt.
Das Btl., beiderseits angelehnt, hatte auf etwa 2 km Frontbreite überzugehen. Die Anschlüsse rechts und links waren eng und fest vorhanden, also engste Zusammenarbeit (im Gegensatz zu allen späteren Kämpfen) mit den beiden Nachbarn gewährleistet, daß man sich eigentlich wie ein Droschkengaul vorkam, eingespannt zwischen zwei Deichseln und zusätzlich noch Scheuklappen um die Augen. Es gab also nur ein stur Gradaus! Damals am Bug waren wir noch, oder konnten wir noch bei der zahlenmäßigen und materiellen Stärke Gefechtsstreifen-Verwalter sein! Doch das hörte bald auf bei den großen, breiten Räumen, schwachen Verbänden, sich stets steigernden Aufträgen! Daher konnte später von Anschluß rechts und links meist keine Rede mehr sein!
Nun ein kurzes Wort zum Übergang selbst:
Gelände verhältnismäßig eben; flache Ufer; etwa 1500 - 2000 m vom Fluß abgesetzt schwachwellige Höhenzüge; diesseits für unsere B-Stellen sehr geeignet; jenseits stark ausgebaute Feldstellungen, teilweise Bunker. Dicht am Fluß dichtes Unterholz mit Gestrüpp. Mühsam mußten Gassen gehauen werden.
Fluß etwa 80 - 90 m breit; verhältnismäßig reißend; man wurde etwa 300 m abgetrieben mit den Schlauchbooten mit den Sturmbooten etwa 100 m.
Feind: wohl starke Stellungen; günstig angelegt; aber teilweise nicht fertig; Besetzung nicht allzu stark. Es galt als erstes Bollwerk, das Russenschloß (Gutshof) herauszubrechen und schnellstens die Höhenstufe zu gewinnen.
Durchführung: 3.15 Uhr ging der Feuerzauber los. Bach einem furchtbaren Feuerhagel aus allen Bohren von etwa 10 Minuten erreichte die erste Übersetzwelle das jenseitige Ufer; in rascher Folge die übrigen. Etwa um 5.00 Uhr war die Masse des Btl. einschl. schw. Inf.Waffen drüben.
Verluste: 2 Tote, 10 Verwundet.
Bei dem ungestümen Vorwartsdrang der Kpn. kam es vor, daß natürlich einige Boote überlastet wurden, kenterten and 5 Leute leider ertranken. Bei allem Draufgängertum ist also doch auch Vorsicht am platze. Blinder Eifer schadet nur!

(продолжение см. http://ioncore.livejournal.com/5922.html)