?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Оглавление

Мы не требуем от наших гостей соблюдения пролетарской культуры спора, но в рамках элементарных мелкобуржуазных приличий держаться в руках здесь в ресурсе необходимо!

Поскольку полезные и большие посты замусориваются всякой политотой и мелочевкой, решил сделать небольшое оглавление, в которое вынести все самое существенное, в т.ч. "сериалы".
Читати далі...Collapse )

[reposted post] Верхний пост. Мои публикации

photo_collector
1. Дриг Е.Ф. Войска Семена Михайловича. История организационного строительства стратегической конницы РККА. - М.: Фонд "Русские Витязи", 2019.

Дриг Войска Семена Михайловича.jpg
Давненько я не писал ничего про Ворошиловград, хотя там уже и скопился ряд интересных тем. За эти несколько лет, что я тут сижу в эмиграции, собрал довольно много документов немецкой оккупационной администрации в Ворошиловграде (ну, не только, по некоторым интересным мне окрестным районам тоже, но в основном, конечно, по ворошиловградской тематике). В основном, там экономика, реквизиции, восстановление немцами работы предприятий и налаживание городской жизни т.п., в общем, для краеведа есть масса интересных моментов. Но это все надо готовить, оформлять, а времени у меня сейчас совсем нет.

Поэтому в преддверии годовщины освобождения родного города я просто поделюсь с вами одной из жемчужин своей коллекции, начальником штаба 243-й сд (в период боев за Ворошиловград) Николаем Николаевичем Парфентьевым. Вы спросите: почему вдруг Николай Николаевич - и непременно жемучжина?

Ну, во-первых, потому что его фото вы не найдете нигде, его нет ни в УПК Парфентьева в ЦАМО РФ, ни даже в его личном деле (в недавно изданном многотомном справочнике "Комдивы", который составлен по материалам личных дел, статья в справочнике про Николай Николаича - без фото). Так что фотография эта - уникальна. lwolf1942 - ты должен оценить.

Во-вторых, потому что человек практически всю войну - за вычетом трех первых ее месяцев - провоевал в одной дивизии. Бывший пограничник, в сентябре 1941 года Парфентьев пришел капитаном на должность помощника начальника штаба в 906-й стрелковый полк 243-й стрелковой дивизии, сформированной в июле 1941 года из личного состава пограничных и оперативных войск НКВД. С этой дивизией он прошел всю войну, поднявшись до начальника оперотдела штаба, потом до начальника штаба дивизии, а в 1944 - 1945 и командовал ею (в апреле 1945 г. отправился на учебу в ВВА им.Ворошилова). Дивизия повоевала и в ржевской мясорубке, и в "Скачке", и на Никопольском плацдарме, и в Ясско-Кишиневской.

В-третьих, потому что документы, составленные что им, как начальником оперотдела, что его подчиненными (когда он уже был начальником штаба) любо-дорого читать. Сводки, донесения, отчеты - все всегда подробное и обстоятельное, что подо Ржевом в 1942м, что под Ворошиловградом в 1943м. Умел человек поставить работу штаба, и взлет молодого (в период боев за Ворошиловград - 37 лет) командира с ПНШ полка до командира дивизии в войну был отнюдь не случаен. Я, впрочем, уже об этом в ЖЖ пару лет назад писал.

В общем, вот он, наш герой.
parfentjev.jpg
По-моему, достаточно собрать письма людей (слегка коснуться их опытной, осторожной и разумной рукой редактора) и опубликовать их - и получится новая литература мирового значения.
Литература, конечно, выходит из наблюдения людей.
Но где больше их можно наблюдать, как не в их письмах.

Андрей Платонов



Пара-тройка заметок в жанре эпистолярного рассказа, которые я хочу написать (что стало возможным благодаря помощи photo_collector и mordig81), не содержат ничего ценного или нового с военно-исторической точки зрения; это просто эпизоды, произошедшие в частях прикрытия в нескольких километрах от советско-немецкой границы.
Но всего через несколько месяцев или даже дней практически все действующие лица этих историй сгинут в огне Второй Мировой. Через несколько дней после начала войны застрелится корпусной комиссар Вашугин, в августе комбриг Зыбин погибнет в котле в Зеленой Браме, в сентябре в Киевском котле при попытке выйти из окружения с остатками 5-й армии погибнет дивизионный комиссар Никишев, зимой 42го погибнет полковник Филимонов, капитан Павлов и старший лейтенант Березюк на четвертый день войны взорвут себя в окруженном немцами ДОТе, и проч. Так что такие эпизоды - одна из немногих возможностей увидеть их не просто безликими фамилиями, не строчками в списках погибших, а живыми людьми.
Постоянные и немногочисленные читатели этого журнала знают, как мало я пишу о железках - танках и прочем, и как много - о людях той войны. Превратить фамилии в живых людей - с лицами, характерами и поступками - это, наверное, то, для чего я и веду журнал.

Итак, первая из историй произошла в конце декабря - январе 1940 года в 87-й стрелковой дивизии, дислоцировавшейся в г.Владимир-Волынский.

Читати далі...Collapse )

Разное

Продолжаю работу над кадрами Киевского Особого к началу войны, сейчас занимаюсь командирами зенитных дивизионов округа, всеми - дивизионными, корпусными и отдельными ПВО.
В принципе, известны уже личности и биографии почти всех командиров дивизионов, по многим есть фото. Возможно, сделаю здесь позднее пост с какой-то частью информации (допустим, по озадн танковых дивизий), возможно, оставлю для книги.
Среди биографий попадается много интересного: местами - трагического, а местами - забавного.

Полуботько Михаил Петрович-2.jpgВот был, например, такой дядька - кадровый командир Красной Армии Полуботько Михаил Петрович, украинец, уроженец Нежинского района Черниговской области, из крестьян. Прослужил этот дядька много лет в конной артиллерии: начав с полугода службы ящичным вожатым в 1927м году и четырех месяцев - командиром орудия и помкомвзвода - целых три года (1927-1930) был он старшиной батареи.

В 1930 году Полуботько переводится в Украинский Военный Округ, в славную 14-ю кавалерийскую дивизию имени товарища Пархоменко. Там он два с половиной года (1930-1932) исполняет должность командира взвода, после чего, побыв недолго (9 месяцев в 1933) начальником связи конно-артиллерийского дивизиона, еще два с половиной года (1933-1936) прослужил помощником начштаба дивизиона и полтора года (1936-1937) - командиром батареи. После чего был услан учиться на артиллерийские курсы комсостава.

Отучившись, Михаил Петрович, отличавшийся, возможно, некоторой природной хазяйновитістю - ну, не зря же три года был старшиной - вернулся в свой конно-артиллерийский дивизион, где еще целых три года (с весны 1938 до весны 1941) прослужил помощником командира дивизиона по хозчасти.

Но вот грянул март 1941 года и на формирование новых механизированных корпусов полились рекой кадры, как в бездонную бочку. Кавалерия, разумеется, пошла под нож в первую очередь - целые кавдивизии переформировывались в мехсоединения; а тех же, кому повезло уцелеть, обдирали как липку, забирая в новые мехчасти командиров и специалистов россыпью. Капитану Полуботько тоже пришлось бросить уютную хозчасть и три месяца исполнять должность командира 194-го зенитного дивизиона - но хотя бы в своей родной 14-й кавдивизии.

Три месяца спустя. На дворе июнь 1941 года, до войны осталась всего неделя-две. Жаркое украинское лето. Издерганные кадровики в штабах Киевского Особого листают страницы личных дел, в бесчетный раз пытаясь залатать этот треклятый тришкин кафтан. Командиры батальонов пехотных училищ становятся командирами стрелковых полков, капитаны командуют артиллерийскими полками и т.д. и т.п., но специалистов все равно не хватает. Так, что тут у нас - кавалерист, артиллерист, вернее, даже тыловик... все не то... кадровик смотрит все более старые записи и тут его наметанный глаз цепляется за нужное ключевое слово... Да вот же, восемь лет назад (!) в 1933 году он целых девять месяцев (!!) пробыл начальником связи дивизиона! Оно! Довольный кадровик закрывает, наконец, вакантную должность в одном из механизированных корпусов и принимается искать кандидата на следующую.

А 17 июня 1941 года в 14-ю кавалерийскую дивизию как снег на голову ничего не подозревающему Михаилу Петровичу, недавнему помощнику командира конно-артиллерийского дивизиона по хозяйственной части, исполняющему должность командира зенитно-артиллерийского дивизиона, отправляется приказ КОВО за номером №00309, согласно которому он назначается начальником связи 21-го мотоциклетного полка 19-го механизированного корпуса. Занавес.

Следы его, к сожалению, на этом теряются, дальнейшая судьба Михаила Петровича неизвестна.

Доскакались



Тот самый случай, когда даже острить и комментировать ничего не нужно, поскольку еще 40 лет назад все прокомментировано и сострено до тебя:

Непросто скромному любителю истории в наше бурное время, всюду его подстерегают опасности, соблазны и искушения, даже если ты занимаешься довольно узкими "прикладными" вопросами военной истории. С удовольствием и не без морали, для развлечения читателя моего журнала приведу пару таких примеров (хотя мне не очень нравится соседство этих двух очень разных историй под одним заголовком, но и заводить для этого два отдельных поста было бы чересчур).

Читати далі...Collapse )
Сегодня мы поговорим о 148-м (63-м) танковом полку 31-й танковой дивизии 13-го механизированного корпуса Западного Особого военного округа.

Читати далі...Collapse )
Как-то неожиданно понял, что очень давно ничего не писал тут по своей основной теме - Сатурну и Скачку, а в последнее время всё сплошь про 1941й да 1941й. Кроме того, давно у меня тут не было ничего про авиацию - а ведь должен признаться, я люблю летчиков, и если я узнаю, что какого-нибудь летчика обижают, у меня прямо сердце болит, поэтому этой короткой заметкой мы попытаемся исправить сразу оба недостатка. Говорить сегодня будем про командира 288-й истребительной авиационной дивизии полковника Сергея Филипповича Коновалова.

Текст из тех, что пишутся со внутренним недоумением и каким-то даже неприятием того, про что пишешь (такое же сложное ощущение у меня было при описании гибели генерал-майора Стельмаха и пленения генерал-майора Крупенникова).


konovalov.jpgСергей Филиппович Коновалов родился 25 октября 1911 года в Казахстане. В 16 лет он окончил швейное ФЗУ (ученик ткача) и, отучившись один год в ВУЗе, попал в Красную Армию.
После кратковременного пребывания в Московой пехотной школе, он поступил в Ленинградскую военно-теоретическую школу летчиков, откуда, как и многие другие курсанты ВТШЛ, был в июле 1932 года переведен в новообразованную 14-ю военную школу летчиков (г.Энгельс), которую и окончил в 1933 году.

Начав в декабре 1933 с должности младшего летчика в 1-й истребительной эскадрилье ЛВО, С.Ф.Коновалов через два года становится командиром звена (в 11-й истребительной эскадрилье ЛВО майора Петкевича), затем служил там же начальником ПДС (эскадрилья эта интересна тем, что одной из первых в ВВС освоила новейшие И-16). В составе этой же эскадрильи Коновалов убыл на Дальний Восток, где с января исполнял должность командира отряда, а в июне 1938 назначен командиром эскадрильи 18-го иап 2-й ОКА. В июне 1939 там же назначен командиром эскадрильи 60-го иап, и, наконец, (в марте 1940) - инспектором по технике пилотирования этого же полка.

В 1940-1941 Коновалов продолжает проходить службу на Дальнем Востоке уже в управлении ВВС фронта: инспектором по подготовке истребительной авации (с октября 1940) и инспектором по технике пилотирования (с февраля 1941), с октября 1941 там же исполняет должность старшего летчика отдела эксплуатации.

В декабре 1941 года майор С.Ф.Коновалов отправляется в Действующую армию, где вступает в должность командира 46-й авиадивизии вместо трагически погибшего (провалился ночью в автомашине под лед р.Волга) полковника А.А.Бурдина. После расформирования дивизии Коновалов в марте 1942 года становится заместителем командующего ВВС 30-й армии, затем (с июня) заместитель командира 210-й истребительной авиадивизии. 20 июля 1942 года майор Коновалов назначается командиром 288-й истребительной авиадивизии (в августе 1942 года, находясь в этой же должности, получает звание подполковника, в ноябре - полковника).

В феврале 1943 года 288-я истребительная авиадивизия входила в состав 1-го смешанного авиакорпуса 17-й воздушной армии и достойно воевала на Юго-Западном направлении. Однако 18 февраля 1943 года ее командира не стало: как стыдливо указано в биографическом справочнике "Комдивы", полковник С.Ф.Коновалов погиб при выполнении боевого задания.
Детали этого боевого задания мы можем узнать из пространного донесения заместителя командира по политчасти 950-го штурмового авиаполка (входившего в состав 267-й штурмовой авиадивизии того же корпуса) майора Пономарева.

Доношу, что 14.2 я ездил в г.Каменск, откуда привез бумаги, мотоцикл типа БМВ и спирту литров 30-35. Основная цель моей поездки в Каменск была - достать бумаги и мотоцикл.
Прибыл в Каменск около 8.00 14.2, в Каменске мне сказал какой-то гражданин (фамилию которого я не знаю), что на ремзаводе находится большое количество легковых автомашин и мотоциклов. Прибыл на ремзавод, там я действительно нашел большое количество бумаги, один мотоцикл и впоследствии был обнаружен спирт два бидона, все это погрузили на автомашину и поехал домой <
на 14 февраля 1943 г. 950-й шап дислоцировался на аэродроме Глубокий, там же дислоцировалось управление 288-й иад>. Прибыл домой около 14 ч. 14.2.43 г.

fedotov.jpgСо мной в Каменск ездили замкомандира по политчасти 3-й эскадрильи ст.л-т Воронин и сержант Бондарев. С прибытием в Глубокий не заезжая домой я заехал в санчасть 421-го бао и дал два стакана спирту для снятия анализа. Прибыл домой и доложил командиру полка капитану Федотову <
на фото слева> о результатах своей поездки, последний приказал спирт поставить в строевой отдел 950-го шап, никому его не давать и поставить к нему часового, что было и сделано.

Около 16 ч. 14.2 на КП 950-го шап прибыл старший врач 421-го бао врач 3-го рага Робенович и заявил, что спирт проверен и что он для употребления не годится, так как этот сприт древесный с примесью эфира.
Вечером 14.2 мной было доложено по телефону зам.командира по политчасти 288-й иад подполковнику Корнилову, о том, что мной из Каменска привезена бумага, мотоцикл и спирт и что последний в употребление не годен, так как он древесный с примесью эфира, Корнилов мне задал вопрос, а что вы с ним думаете делать, я ответил, что я думаю отдать его в мастерские для обработки,а мастерские за это мне отремонтируют мотоцикл, Корнилов ответил что это правильно.

15.2.43 г. утром полковник Коновалов звонит мне по телефону и спрашивает меня, что ты спирту привез и скрываешь от начальства, я ему ответил, что спирт признан врачом 421-го бао негодным и употреблять его запретил. Полковник Коновалов отдал приказание, что ты спирт привези ко мне, я вызову врача дивизии Раскина и он его проверит. Примерно около 13 ч. 15.2.43 г. ко мне на легковой машине приехал на КП адъютант Коновалов ст.л-т Косторный и говорит, что полковник Коновалов прислал меня за спиртом, я отдал ему спирта около 20 литров и предупредил его, что спирт для употребления опасен и что бы предупредить об этом Коновалова я поехал к последнему сам. Прибыл на квартиру Коновалова, последний был дома и на квартире Коновалова в это время находился его зам. по политчасти подполковник Корнилов. Корнилов мне задал вопрос "Ты сам его пил?", я ответил что я его не пил и никому его не давал и тут же предупредил, что врачом 421-го бао этот спирт к употреблению запрещен, так как он признал его древесным с примесью эфира и что врач 421-го бао берет его для медицинских нужд. Коновалов говорит, что они, видимо, хотят его сами употребить, а адъютант Коновалова говорит, что я полстакана выпил и хорошо себя чувствую.

Полковник Коновалов налил этого спирта 0.5 стакана, понюхал его на запах, а потом попробовал его зажигать. Последний горел хорошо, адъютант Коновалова ст.л-т Косторный говорит, что его можно очистить, смешав его с красной глиной, глина все ненужное впитает в себя, так заявил Косторный и спирт отстоится и подымется наверх, будет чистый. Тогда полковник Коновалов говорит, что этим делом заниматься мы не будем, и отдал приказание своему адъютанту ст.лейтенанту Косторному вылить спирт на улицу. Последний взял бидон и вышел во двор. Я посидел на квартире Коновалова после этого 10-15 минут и направился уходить домой, выйдя из квартиры Коновалова во двор, во дворе стоял адъютант и шофер Коновалова, я подошел к адъютанту и сказал ему, что спирт пить опасно, последний мне сказал, что он его вылил, и что он уже жалеет, что это сделал, и подвел меня к месту, где был вылит спирт, действительно я увидел на снегу большое мокрое пятно, адъютант попробовал это пятно зажечь спичкой, но оно не горело, я ему сказал, что спирт видимо смешался со снегом. Бидон в котором привезли спирт был пустой и я его отдал шоферу Коновалова для бензина.

Я сел на машину Коновалоа и шофер меня отвез на квартиру командира 950-го шап капитана Федотова, прибыл к Федотову, я ему сказал, что дал спирту Коновалову и что последний приказал адъютанту ст.л-ту Косторному спирт вылить, Федотов ответил что Коновалов хорошо сделал.

17.2 до меня дошли слухи, что в Глубоком в танковом корпусе от какого-то спирта умер танкист и один подполковник, я рассказал об этом Федотову, тогда капитан Федотов приказал начальнику строевого отдела 950-го шап интенданту 3 ранга Балацкому вылить оставшийся спирт в полку на улицу, что и было сделано.

18.2 меня вызвали в политотдел 288-й иад, я прибыл, где мне сказал капитан Борисов, что полковник Коновалов умер от какого-то спирта, я зашел на квартиру Коновалова с капитаном Федотовым, там присутствовал врач 288-й иад военврач 2-го ранга Раскин, который сказал, что он тоже пил вместе с Коноваловым этот спирт, и что он себя чувствует хорошо, и тут же заявил, что Коновалов, видимо, умер потому, что много пил, но мало закусывал.
Какой они пили спирт, мой или какой-либо другой, я не знаю, но знаю одно, что Коновалов отдавал приказание своему адъютанту привезенный мною спирт вылить на улицу, было выполнено приказание или нет я тоже не знаю, я только видел мокрое пятно на снегу, которое показал мне адъютант Коновалова.


Помимо самого Коновалова, тем вечером 17 февраля тяжело отравились и пившие вместе с ним командир 659-го истребительного авиаполка майор Г.А.Караулов (полк входил в состав 288-й иад и также дислоцировался на аэродроме Глубокий), адъютант командира дивизии ст.лейтенант Косторной, начальник Особого Отдела дивизии капитан Госбезопасности Килимный и шофер заместителя командира дивизии по политчасти мл.сержант Терехов. Все они с тяжелыми повреждениями зрения (потеря до 80%) были эвакуированы в Москву на лечение. Прочие участники застолья (военврач Раскин и другие) либо выздоровели, либо не испытывали симптомов отравления вообще.

Тут не так уж и важно, на самом деле, пили ли Коновалов сотоварищи 17 февраля тот самый спирт, привезенный Пономаревым тремя днями ранее из Каменска, или какой-то другой. Проблема в самой атмосфере - когда командир дивизиии подозревает врача в умышленном обмане (выдаче питьевого спирта за древесный), а ранее самого Пономарева - в сокрытии спирта, когда военврач дивизии утверждает, что погибший умер от того, что не закусывал, а адъютант командира дивизии - что древесный спирт можно очистить "красной глиной". Кто-то рано или поздно должен был там отравиться и погибнуть - и этим кем-то оказался сам Коновалов.

Вообще, об отравлениях спиртом в войну написано и процитировано очень много - от воспоминаний и фронтовых баек до приказов и сводок чрезвычайных происшествий. Травились и по одиночке и десятками человек, травились метиловым спиртом, ацетоном, дихлораэтоном и денатуратами. Разумеется, это не является особенностью отечественных вооруженных сил, не есть что-то, свойственное лишь нашей родной Красной Армии: на эти грабли наступать случалось солдатам всех армий. (Разумеется, можно было бы обсуждать и сравнивать для разных армий абсолютное количество и частоту таких случаев, число умерших и пострадавших, эффективность профилактики подобных происшествий и т.п. - но это уже будет тот уровень дискуссии и владения материалом, который в интернетах не встретить).

В подтверждение этого достаточно привести случай, найденный в свое время ув. zhur_from_rkka в документах 4-й танковой дивизии Вермахта за ноябрь 1941 года, когда трофейным спиртом в тяжелой форме отравились 95 немецких солдат, 10  человек умерли. Кроме того, умер и 31 человек из числа местного населения:

Read more...Collapse )

Но, возвращаясь к Коновалову, я так думаю, именно ему принадлежит сомнительное первенство быть самым крупным по должности советским офицером, который в войну погиб от отравления спиртом (поправьте, если ошибаюсь).
Очень жаль, что старший офицер и опытный летчик погиб так бессмысленно и нелепо. На момент гибели ему исполнился 31 год.

UPD Благодаря ув. Наилю Махмутову можно дополнить сказанное:
Коновалов - один из самых высоких по должности умерших от отравления спиртом командиров. Как минимум, еще одним является командир 126-й сд полковник Романов Вениамин Семенович. Причем, как и в случае с Коноваловым, вместе с Романовым, по-видимому, также пил, отравился и умер один из командиров полков дивизии - командир 366-го сп майор Моргунов Яков Игнатьевич.

Пехота 1st/22nd Cheshire Regiment в боях под Монсом

Окончание, предыдущая часть см. тут.


Читати далі...Collapse )

Profile

ioncore
ioncore

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow