ioncore (ioncore) wrote,
ioncore
ioncore

Category:

Подвальное

Вот больше и нет Володи и Елены. Конец истории, надежды на чудо не осталось. На крестах в качестве даты смерти - дата похищения: как я понял, точная дата казни неизвестна. Получилось так, что я по работе знал Володю, а жена - Елену (она была довольно известной в городе радиоведущей и, по совместительству, спасала бездомных животных, на почве чего жена ее и знает, вернее, знала).

Алехин-и-Кулиш-200x300.jpg8I11KYd8boQ.jpg
3lNT0wKMXaE.jpgMrrNhotlRq0.jpg

Живешь себе так более-менее размеренно, а звонок или письмо оттуда все это сносит, накатывают какие-то воспоминания, эмоции. Так и сегодня.


Скоро исполнится год, как я последний раз был дома. Хотя выехал еще раньше, весной (собственно, уже к концу апреля стало ясно, что Донбасс попал между молотом геополитики и наковальней человеческой глупости, и шансов выжить у него не осталось), но в июне-июле мы с женой успели еще побыть в Луганске. Видимо в последний раз, поскольку есть целый ряд факторов, из-за которых я уже не смогу в обозримом будущем вернуться в город, где похоронены мой отец, один из дедов (второй, слава богу, лежит на - пока - подконтрольной Украине территории) и прадеды и еще несколько поколений предков по обеим линиям; в те места, где прошла моя жизнь от первого дня и до прошлого лета. В город, истории освобождения которого от немцев я посвящал все свое свободное время, силы и финансовые резервы за последние 10-15 лет.

Среди факторов, препятствующих возвращению, отсутствуют регулярное отключение света, воды и связи: очень хорошо помню 90е (когда мы сдавали за бесценок фамильные ценности, чтобы купить еды, держали несколько огородов, поливая их привезенной в бутылях на горбу водой, и т.п.) и подобные вещи меня не пугают. Уже не говорю о том, что программисту вообще можно где угодно работать, лишь бы были хотя бы 40 часов в неделю свет и связь, и возможность обналичивать заработок (хоть в РФ, хоть в Украине), а это в ЛНР имеется. Главные причины в другом. Во-первых, это мое полное идейное и мировоззренческое неприятие всей той лжи и мракобесия под названием ЛНР (хотя одного этого более чем достаточно для того, чтобы бросить все и бежать от этого новообразования куда глаза глядят). Во-вторых, я был, есть и буду гражданином своей страны, которую я люблю, даже если в ней традиционно неэффективное, непрофессиональное, шкурное коррумпированное государство. Но не народной республики и не федерации. Но это все нематериальное, есть и другие, чисто практические факторы. О самом печальном из них мне сегодня напомнили.


Похищения людей можно условно разделить на несколько волн. Разумеется, это личные ощущения и наблюдения, мысли вслух, не являющиеся результатом какого-то серьезного мониторинга или исследования.

Первая волна - май - начало июня - это похищения граждан более-менее выделяющихся своей проукраинской позицией, или людей, считавшихся таковыми. Моего ближнего круга общения это коснулось только краешком. Например, боевики увозили директрису школы моей жены, какие-то темные личности приходили "побеседовать" к знакомому руководителю девелоперской конторы, которого не было тогда на месте, и т.п. В общем, "бахало" рядом, но, в основном, мимо. Характерная черта этой первой волны - каждый случай получал серьезную огласку. Так, про директрису мне позвонила наблюдавшая похищение жена через 10-15 минут, а уже через полчаса-час информация об этом появилась в интернете от других людей. Другая характерная черта - с похищенными, в общем, ничего особо плохого не происходило. Директрису отпустили уже вечером того же дня. Даже самый известный случай, луганских "заукраинцев" А.Биду и А.Мокроусову, похищенных емнип какими-то кавказцами на автовокзале в начале мая, в день вооруженного штурма облвоенкомата, что рядом с моим домом, отпустили через емнип четыре дня (сознательно не хочу в инете проверять детали, чтобы свои воспоминания не замылить чужим мнением), разумеется, избитыми до черноты и запуганными, но живыми. В этот же период пошел массированный всплеск "сопутствующей" преступности - ограбления и угоны машин, как частных, так и инкассаторских. Одну из них, машину соседа, угоняли прямо на моих "глазах", когда я, как обычно, работал ночью и даже слышал во дворе какие-то странные звуки. Это был емнип май месяц, милиция пришла и записала показания, но этим все и ограничилось. Угнанная машина вроде бы через пару дней обнаружилась у захваченного СБУ, но ведомая небезызвестным генералом Гуславским милиция никак в эти процессы не вмешивалась (имея, вероятно, на этот счет конкретные распоряжения от тогдашних отцов города и области), ограничиваясь лишь фиксацией происходящего, а иногда не делая даже этого. Помню, как еще при мне, в частном секторе где-то недалеко от нас, кого-то поздно вечером похищали или грабили, с криками "Помогите" и визгами, милиция на вызов так и не приехала. Вскоре под угрозой оружия, среди бела дня начнут отжимать уже собственно милицейские машины, а позже начали убивать и самих работников милиции. Поделом, скажет иной радикально настроенный вышиватник? Да нет, убивали-то не тех, кто отдавал приказы, так что не поделом.

Вторая волна - конец июня - июль - август - была уже иной. Весенние захваты военкоматов и горсоветов остались в прошлом, в городе и области уже свободно хозяйничало "ополчение", состоящее частью из собственно боевиков (как пришлых из федерации, так и местных), а частью из криминала (как мне говорили, луганский криминалитет тоже разделился на проукраинский и пророссийский, впрочем, я очень далек от этой темы и точно не знаю, что там и как). В этой второй волне, соответственно, выделялось три течения - материальное, идеологическое и бытовое. Материальное занималось похищением людей с последующим освобождением их за выкуп (машины, квартиры, ценности). Идеологическое занималось выявлением "правосеков", "диверсантов", "наводчиков" и т.п. Почему я выделил криминал? Думаю, за материальное течение, в основном, и ответственен как раз криминал и люмпены, которых судьба социальным лифтом забросила в "ополчение" и дала в руки автомат. Знаю одну такую мразь из области, алкоголик, игроман и садист, по сей день какую-то там должность занимает в элэнэровских структурах правопорядка и в свободное время развлекается стрельбой из пистолета по своей жене. Летом хвастался, что каждый день на новой машине катается. Ну, яка країна республіка, такий і правопорядок, они сами этого захотели. Кстати, судя по рассказам, материальные заложники были как раз более распространены в области, чем в Луганске, именно по причине большей люмпенизированности Стаханова, Краснодона и т.п., ну и особенностей тамошнего "ополчения" (козлячества).
Шансы похищенных не были равны. В целом, проще всего приходилось "материальным". Хотя я и знаю про пару ЧПшников, которые держали склад на Лутугинской, были ограблены и убиты, но, как мне говорили, большинство таких людей отпускали честно, по понятиям, после отданного автомобиля, денег и т.п. Много хуже приходилось "правосекам" - там все зависело от того, выбьют ли признание, и от везения. Бытовикам в целом было легче, всяким пьянчужкам и нарушителям, но кроме мародеров (или считающихся таковыми), которых в итоге убивали (даже и после трудовых работ). Это, опять же, впечатления, сделанные по наблюдениям и историям нескольких людей, попавших туда, не претендующие на репрезентативность.
Вот эта вторая волна накрыла уже основательно мой круг, нескольких людей, которых я или жена знали лично или - условно - через одно рукопожатие. Программист и радиоведущая, компьютерщик, волонтер и журналисты, преподаватель, ЧПшники, председатель ОСМД, мелкий чиновник районного уровня и просто пара балбесов. Явление стало более распространенным, а благодаря материальному и бытовому течениям антиукраинскость его начала размываться. Некоторых, в частности Володю и Елену, брали по доносам. Кого-то задерживали на блок-постах. О некоторых похищениях, как и раньше, узнавали сразу (о Володе и Елене узнали благодаря дочери, которая была свидетелем происходившего и сразу дала об этом знать). А вот об эсперантисте Грищенко я лишь в декабре узнал, что он на подвале и сидит там уже почти полгода, до того даже не подозревал, что с ним такое приключилось. Кого-то пытали и убили, а вот преподаватель ВНУ заинтересовал дознавателя из федерации интересным историческим диспутом настолько, что тот приказал больше его не трогать, так что С.С. отделался лишь вводной партией побоев и был отпущен всего лишь чуть более, чем через неделю. А кого-то избивали и пытали регулярно (от приземленного отбивания почек шлангами до боле технологичных способов), выбивая признание в правосечестве, американском шпионстве, авианаводке и т.п. Часть отпускали через несколько недель, часть держали месяцами. Наконец, третье течение - "бытовое": за нарушения комендантского часа, мародерство, пьянство, превышение скорости и прочие нарушения. Там уж как повезет, могли и отпустить после рытья окопов, а могли и казнить (вроде как за мародерство всегда убивали). "Бытовиков" среди тех, кого я знал/знаю, летом не было, поэтому тут только с рассказов третьих лиц. Вообще "бытовая" тема заслуживает отдельного разговора. Так, мы знали парня, который не остановился по требованию, и машину которого, вместе с ним и с еще одним товарищем, расстреляли боевики (таких случаев, вообще, летом-осенью было несколько). Разумеется, в итоге он оказался и правосеком и пьяным (вот она, "бытовуха"), в общем, при любом раскладе, расстрели его правильно и за дело. А на деле, мы думаем, скорее всего, возвращаясь домой из города, просто не услышал или не увидел отмашки боевиков.
Для равновесия - про укрокарателей. Знаю также историю человека, который тогда же летом попал в плен к "Айдару"/СБУ как "ополченец", однако эта история со счастливым концом: хотя он и был избит и вообще висел на волоске, но наши разобрались в итоге и отпустили с миром. Уверен, что есть такие случаи с нашей стороны и с трагическим исходом, когда разбираться не было времени или возможности и проще было "сепара" завалить при отходе. (Кстати, подобные же эпизоды про false positive нам щедро подбрасывает и литература про лето 1941 года.)

Третью волну - осеннюю - я не уверен, есть ли смысл выделять отдельно, или это продолжение второй. Условно - "мобилизационная", знаю пару человек на поселке, которых взяли на улице за нарушение комендантского часа и продержали то ли неделю, то ли две на подвале, агитируя вступать в "ополчение". Скорее всего, такое бывало и летом, но, думаю, осенью такое агитационное сидение могло стать более массовым явлением, поскольку тогда в разгаре шла военная реформа ЛДНР и требовалось нарекрутировать побольше местного мяса.
Наконец, очень условно можно выделить четвертую волну - зимне-весенне-летнюю. Это опять "наводчики", "правосеки" и "диверсанты", слухи о действиях которых регулярно ходят по городу. Опять же, не уверен, что это отдельная четвертая волна, а не продолжение "идеологического" течения второй волны, но рассказы про такие случаи активизировались именно зимой-весной. Луганская общественность лучше всего знает про Варфоломееву, но есть и другие, не столь "раскрученные". Вот, на днях звонили соседи, рассказали про двух человек. Один обвиняется в том, что он "наводчик". Другой просто пошел за водой и пропал, что с ним - неизвестно, но, скорее всего, тоже сидит на подвале и тоже, скорее всего, окажется врагом народа.
К этим же осенне-зимним событиям относится и убийство одного местного депутата-регионала (вернее, бывшего регионала, поскольку к осени ПР перестала существовать даже и в Украине, не говоря уже о ЛДНР), который не принял новую власть, и на следующий день после резких высказываний в ее адрес был найден убитым в кустах (здесь опять же я хочу осадить своего вымышленного оппонента-вышиватника, уже готового позлорадствовать - в отличие от множества перекрасившихся или сбежавших регионалов-коммунистов, а также тебя, мой дорогой диванный оппонент, этот человек остался там и имел смелость высказывать свою позицию о происходящем, за что и был убит).
Знаю также человека, которого подрезали на дороге пьяные боевики на джипе, после чего вытащили из машины, избили, заперли в багажнике и подожгли машину. Спас его водитель проезжавшей мимо фуры, который взломал багажник и вытащил мужика. Если бы не спас, то был бы еще один пропавший без вести, а так просто перепуганный.
Повторюсь, я здесь перечисляю конкретные примеры только тех людей, которых я знаю лично или через одно рукопожатие. (Забавно, кстати, ведь то же самое я могу сказать и про некоторых министров-замминистров элэнэрии - тоже по довойне знал их лично или через одно рукопожатие. Это, впрочем, вряд ли войдет в число достижений)

Разумеется, у меня нет никакой возможности оценить количественный масштаб этого явления. Есть оценка снизу - в базе данных наших волонтеров числится свыше тысячи похищенных гражданских жителей Луганской и Донецкой областей, из них по памяти что-то около 300 человек - мои земляки, остальные - дончане. Я не знаю, насколько эти цифры отражают реальность, сколько среди них ложных данных, сколько просто погибших от пули-осколка где-то вдали от дома и считающихся пропавшими, сколько позднее отпущенных и уехавших, сколько из них на совести Айдаров-Шахтерсков, а не ЛНР, и сколько еще не учтено похищенных. В любом случае - этого более, чем достаточно. Один мой героический товарищ, который остался там, немного прикоснувшийся к этому явлению, пытаясь по просьбе родственников и знакомых найти то одного, то другого, говорил о "многих пропавших". Он же сказал, что нужно их всех помнить и ждать, когда все это закончится и можно будет отдать должное их памяти. (Уверен, ты рано или поздно прочитаешь этот пост, и, пользуясь случаем, хочу сказать спасибо тебе большое за помощь и вообще за твою позицию.)

Что дальше? Будет ли после четвертой - пятая волна? Слышал, что сейчас гражданских пленных практически не отпускают, и связано это частично с украинской стороной, которая не очень хочет выменивать гражданских (которых все еще у ЛДНР немало) на пленных "ополченцев", ограниченный ресурс которых Украине хотелось бы поменять на своих ВСУшников, а не на гражданских. Где-то читал про какие-то игры М-ка и его людей, которые хотят взять под свой полный контроль процесс обмена, чтобы попиариться на нем перед местными выборами и что-то там мутят. Не знаю, насколько все это правда, возможно, что все ложь, и М-к - кристально честный человек (смех за кадром). В любом случае, в оформившемся вполне себе военном противостоянии сторон обмен гражданских сейчас будет мало кому интересен, это же не сержант Александров с капитаном Тимофеевым. Однако, все это гадания, а задумываюсь я иногда вот о чем.

Насколько я смогу оговорить себя и своих друзей, если мне начнут дергать зубы плоскогубцами или даже просто подвесят ласточкой в наручниках на сколько-нибудь продолжительное время? Или наденут на голову строительную каску и начнут ломать об нее деревянные палки. Или поставят на большие пальцы ног провода от полевого телефона и будут пускать через них ток (говорят, очень больно, много больнее, чем просто удары по корпусу подручными предметами). Или просто запрут в багажник, обольют бензином и подожгут, даже ничего не спрашивая, поскольку им твои показания будут до задницы. Это, разумеется, по рассказам тех, кто это все испробовал на себе, выжил и вышел, я не знаю, какими были последние часы и дни жизни Володи и Елены, и какие пытки устроил русский мир им.

На этом я завершу этот сумбурный пост-воспоминание.
Tags: ЛНР, Украина, лугандония, ополчеченцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments