ioncore (ioncore) wrote,
ioncore
ioncore

Categories:

Деформация

Наблюдение ув. Олега Бэйды.

Последнее время по вечерам я читаю книжку Шейлы Фицпатрик о том, как она в конце 60-х набирала в брежневской Москве архивный материал для своей диссертации про Луначарского. Кто не знает, Фицпатрик — австралийский историк, одна из наиболее серьёзных ныне живущих советологов, первопроходец жанра «повседневная жизнь в сталинском Союзе». Книжка «Шпион в архивах» — дико интересная: там и про диссертационное путешествие (каждая диссертация — это путешествие одиночки), и про жизнь западной аспирантки в Советском Союзе, и про идиотию, бюрократию, нищету, неудобства, шпиономанию, ярких интеллектуалов, бабушек на проходной, запреты и так далее. Ярко, смешно, местами печально. Секторально что-то так и осталось: форма сменилась, но сильно похоже. Книгу стоило бы перевести на русский язык (ну это частое заклинание), историкам это будет любопытно, да и не только им.
Сегодня я наткнулся в ней просто на жемчужную идею. Что-то такое я ощущал сам, но не мог выразить так чётко. Дальше привожу отрывок.
"Со временем, я пришла к следующей гипотезе: исследователи склонны впитывать бюрократический взгляд институций, которые они изучают. Эта мысль появилась несколько лет спустя, когда я столкнулась с британским исследователем (Бобом Дэвисом из Бирмингема), который по московским архивам изучал развитие промышленности в поздние 20-е. Боб рассматривал конфликт в сфере технического образования, приведший к отставке Луначарского, через призму промышленных архивов; я исследовала его через архивы Наркомпроса (я запрашивала документы по промышленности, но мне отказали, поскольку это не являлось моей темой). Интересный момент заключался в том, что Боб считал самоочевидным, что промышленность была убедительным доводом [за отставку], в то время как я считала самим собой разумеющимся фактор Наркомпроса.
Это привело меня к размышлениям на тему того, как Советы, которые были достаточно неумелы в смысле влияния на мнение западного исследовательского сообщества, могли бы улучшить свои показатели. Что им стоило сделать, так это дать западным исследователям доступ в самые запретные из всех советских архивов, а именно в архивы органов безопасности — но больше ни к каким иным архивам не подпускать, так чтобы исследователи автоматически усвоили взгляд учреждения и встроили его в свою работу.
Архивы учреждений полнятся самооправданиями и склонны выставлять само учреждение в самом лучшем свете. Соответственно, архивы сталинского НКВД совершенно точно бы показали органы госбезопасности как борющиеся за общее благо, как сражающиеся с леностью и тупостью прочих институций: к примеру, Наркомпроса, который продолжал попытки направлять несовершеннолетних преступников в свои собственные посредственные коррекционные школы, а не в НКВД-шные; промышленных предприятий, которые нагло продолжали платить заниженные зарплаты тем, кого НКВД осудило на принудительные работы; провинциальных и республиканских властей, которые пренебрегали предоставлением еды и крова тем, кого НКВД депортировало в их регионы; районных советов, которые не создали детских садов с национальным языком для детей этнических депортантов (также в этом бы обвинили Наркомпрос); кадрового отдела ЦК партии, который упорствовал в переназначении любых ГУЛАГ-овских офицеров, демонстрировавших признаки компетентности, и в направлении в администрацию ГУЛАГ сплошных пустышек. … (Моя теория о легковерности исследователей, работающих только с одним архивом, никогда не была проверена на практике, но когда архив ГУЛАГ наконец-то стал доступен западным учёным в 90-е, именно подобного рода вещи в нём и обнаружились)."

Тысячу раз да, и дело тут не в советскости или в НКВДшности, это проблема любого исследования, которую хорошо видно и на боевых документах. Стоит чуть задержаться на документах конкретного (неважно - советского или немецкого) соединения, выстроить некую картинку происходившего, пусть даже всего лишь за один день... а потом переходишь уровнем выше, или переключаешься на противника и - бац! До сих пор четкая и ровная картинка рвется, всплывает то, о чем первыми умолчивалось или о чем они не знали, и под напором новых фактов плюс - особенно - мнений, в трубу улетает былая стройность и непротиворечивость. И карточный домик уже было реконструированного и такого очевидного боя начинает выстраиваться заново. До следующего пересмотра.

Оригинал записи
http://ioncore.dreamwidth.org/27691.html
Tags: архивное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments