ioncore (ioncore) wrote,
ioncore
ioncore

Categories:

Еще раз об "японской имитации атаки" у оз.Хасан 3 июля 1938 г.

Для начала освежим в памяти, что вообще имеется в виду. Наиболее подробно этот эпизод описан в воспоминаниях начальника заставы "Подгорная" П.Ф.Терешкина, опубликованных в №7 "Военно-исторического журнала" за 1968 год. В других изданиях, похоже, инцидент излагается "по Терешкину". Процитируем здесь Петра Федоровича полностью:

3 июля 1938 года я со свободными от охраны границы пограничниками находился на сенокосе в 5—6 км от пограничной заставы. Работали все с удовольствием. Наш лучший снайпер, он же и повар, Козленко накормил нас вкусным обедом. Настроение у всех было хорошее. В 14—15 часов с заставы примчался верхом на лошади пограничник Петраков и доложил, что с маньчжурской территории по склону сопки Заозерной к советской границе движется около ста японских солдат и офицеров.
Мы вернулись на заставу. Взяв двух пограничников с ручным пулеметом, я немедленно выехал прямо по линии границы на сопку Заозерную, где находился наш пост. Все вместе мы продолжали наблюдение.
Японские солдаты, увидев нас, построились в боевой порядок, как бы собираясь идти в атаку. Мы продолжали наблюдать. Японцы, не дойдя до нашего поста 50—60 м, залегли и начали прицеливаться из винтовок и пулеметов. Это была явная провокация с целью заставить нас открыть огонь. Но нервы у нас были крепкие.
Вскоре я получил приказ от начальника пограничного отряда полковника К.Е. Гребенника — оставаться на высоте Заозерной, наблюдать за действиями японских солдат, на их провокации не отвечать, огня первыми не открывать.
Так, в 50—60 м от противника мы провели остаток дня и ночь на 4 июля. Утром часов в 11 японцы не торопясь отошли в деревню Хомуку, что в 1—2 км от границы, и начали купаться в пруду. После купания они продемонстрировали перед нами ряд сложных физических упражнений, завершив их “солнцем” на турнике с красивым сальто. Этим японцы показывали, что мы будем иметь дело не с обычными, а с отборными солдатами Квантунской армии.
Наблюдая за деревней Хомуку, мы установили, что, по-видимому, ночью было удалено все местное население — всю ночь в деревне визжали и выли собаки, а утром ни женщин, ни детей там уже не было видно. Переодетые в гражданское платье солдаты без дела шатались группами по улицам, изображая местное население. Трубы домов не дымили, как обычно, а когда “местные жители” купались, то оказывалось, что они все похожи — стриженые и в синих трусах. В ночь на 5 июля мы слышали шум поездов на маньчжурской территории и всплески на реке Тумень-ула. Доносились также отдельные команды.
Утром деревня Хомуку была забита переодетыми в гражданскую одежду японскими солдатами. Мы удивлялись тому, что японцы, собираясь воевать, облачаются в гражданское платье. Однако к полудню выяснилось, в чем дело. В 11—12 часов дня человек 30—40 переодетых японских солдат вышли из деревни Хомуку и направились к линии границы на сопку Заозерную. Не дойдя до нее метров 15—20, японцы, перебивая друг друга, начали кричать, усиленно жестикулируя. Недалеко от этой группы, с двух сторон установив аппараты, японцы, тоже в штатском, производили киносъемку. Как выяснилось позднее, это должно было изображать возмущение местных жителей “незаконным” захватом маньчжурской сопки советскими пограничниками. Этот “исторический” фильм демонстрировался затем в японской 19-й дивизии для “поднятия духа” солдат, которым предстояло действовать против советских войск.
После 5 июля японские войска стали ежедневно прибывать в район сопки Заозерной и деревни Хомуку. Японцы поспешно рыли окопы, готовили площадки для артиллерии.

Я уже писал тут о том, что японскими данными не только не подтверждается факт атаки, но даже и то, что японцам вообще было известно (до 6 июля) о нахождении на высоте советских пограничников, и что мне пока совершенно непонятно, что все-таки реально произошло 3 июля 1938 г. под выс.Заозерной.

Разумеется, без целенаправленной тщательной работы в РГВА с донесениями пограничников и армейцев окончательно на этот вопрос не ответить, а времени этим вопросом заниматься нет, однако некоторые новые зацепки в этой истории все же появилась.

В виртуальной презентации РГВА о конфликте практически все документы относятся к более позднему периоду (начиная с конца июля) и в решении этой загадки помочь нам не смогут, однако, перечитывая все внимательно, я нашел таки пару документов которые косвенно сообщают нам кое-что новое и о начальном периоде.
Во-первых, это статья п-ка Шишкина, оконченная в марте 1939 года. Вот как он описывает возникновение конфликта:

2020-09-09_10h29_08.png
2020-09-09_10h42_56.png

Как видим, начало агрессивных действий японцев он относит лишь к 8 июля, когда японцы якобы начали сосредоточение в Хомоку воинских частей, ввиду чего (по версии Шишкина) пограничники занимают одним отделением выс.Заозерная.
Еще раз обратим внимание на эту формулировку: никаких агрессивных действий японцев ранее 8 июля, потребовавших занятия высоты, Шишкиным не отмечается.

Интересно, что эта дата у Шишкина, как минимум, перекликается с японской версией: японскими источниками не подтверждается никакое сосредоточение воинских частей, однако, начиная с 8 июля, японский сводный пограничный отряд действительно перешел к режиму усиленного патрулирования и наблюдения за границей, поскольку двумя дням ранее заметил советский пограничный дозор на высоте (см. об этом подробнее предыдущий пост).

Второй обнаружившийся документ чуть более детален. Это хронологическая справка Генштаба РККА о развитии инцидента у оз.Хасан, подготовленная по горячим следам, 28 августа 1938 года:

2020-09-09_11h21_38.png

Мы не будем сейчас давать оценку самой интерпретации строительства японцами телефонной линии на свой территории (по свою сторону границы) как признака готовящегося захвата пограничной высоты, особенно когда эту оценку дают советские пограничники, чей дозор уже находится на этой самой пограничной высоте. Заметим лишь, что в изложении ГШ РККА события полностью соответствуют донесению Гребенника (см. предыдущий пост), который также упоминает о строительстве телефонной линии как о признаке готовящегося захвата, но ничего не упоминает о якобы имевшей место перед этим имитации атаки высоты.

Таким образом, на сегодняшний день не просто нет никаких подтверждений о факте атаки 3 июля с японской стороны, это не просто не укладывается в логику развития конфликта и ту ситуацию, что сложилась именно к 3 июля, но нет даже ни одного примера упоминания этой атаки в опубликованных советских документах того периода - есть лишь статья Терешкина в ВИЖ в 1968 году. Имеющиеся в нашем распоряжении советские документы (донесение Гребенника, справка ГШ и материалы Шишкина) относят начало эскалации лишь к 6-8 июля

.
Таким образом, на основании имеющихся материалов можно выдвинуть три версии:

  • если предположить, что Терешкин не ошибается и не врет, то действительно 3 июля имело место полевое упражнение какого-то японского подразделения (моя основная версия, хотя в ней тоже тоже есть неувязки), но, как минимум, советская сторона это не посчитала ни провокацией ни агрессивным актом, попросту проигнорировав;

  • либо вся эта история имела место много позднее (после 15 июля, когда Виневитиным был застрелен жандарм Мацусима и началась эскалация конфликта), тогда Терешкин в своей статье, по давности лет или сознательно, но указал неверные даты; на более позднюю дату указывает и момент с протестами мирных жителей у Терешкина (об этом мы еще как-нибудь отдельно поговорим);

  • либо она вообще может оказаться красивой байкой, придуманной Терешкиным спустя 30 лет, когда, как он считал, проверить будет уже будет ничего нельзя, о возможности такого варианта мы тоже уже упоминали.


Сделать вывод о предпочтительности какой-либо из них мне пока затруднительно, без новых источников это была бы чисто субъективная оценка.
Tags: 1938, Хасан
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments