?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Форсирование рек на Востоке"

доклад майора Экарт (Eckart), Вюнсдорф, 12.5.1942

(продолжение, начало см. http://ioncore.livejournal.com/5819.html)
UPDATE: 3.11.2014 поправлен перевод абзаца "1) Весь личный состав...".

Я выбрал форсирование Буга в качестве показательного примера того, как переправа может планироваться и проводиться в полном соответствии с мирными нормативами и упражнениями. В следующем же примере все будет совсем не так. Продолжая наступать на восток, в общем направлении на Смоленск, батальон к 19-00 10.07 достиг Коханово, в 30 км от Днепра.

Днепр, 11.07.41

Форсирование Днепра, южнее Орши близ Устье, 11.07.41, 7-30.
Фотографии р.Днепр в районе Устье (c) www.panoramio.com

<К большому сожалению, вся информация о положении сторон, составе сил, задачах и ходе боя были выделены автором в отдельное приложение, не вошедшее в основной текст доклада, и обнаружить которое в архиве не удалось. Если кто-то захочет дополнить рассказ информацией из немецких документов, было бы неплохо. Кроме того, стиль и построение фраз Экарта для меня достаточно сложны, так что сверяйте, пожалуйста, мой перевод с оригиналом - П.В.>

Уроки для слушателей:
1) Можно ли было ожидать большие потери?
2) Можно ли было заранее заключить, несмотря на возможность частного успеха, что наступление на рубеже Днепра в этом месте закончится поражением?

На оба эти вопроса можно однозначно ответить положительно, поскольку:
1) Не хватило времени (1-2 часов) для проведения разведки, рекогносцировки и даже полноценного развертывания;
2) Из-за этого решения, наступление при свете дня потеряло элемент внезапности, что, без сомнения, является необходимым условием при форсировании рек; поскольку это противоречило правилам ведения боевых действий, то последствия этой спешки были совершенно естественными;

3) Яркое солнце светило прямо нам в глаза. Визуальное наблюдение против солнца за отлично организованным и тщательно замаскированным противником, не допускавшим лишних перемещений, было исключительно затруднено. В целом позиция была видна, однако было невозможно различить ее элементы, разбросанные на широком фронте и глубоко эшелонированные в глубину. Образцовая дисциплина на позициях противника не давала нам возможности определить состав и численность его войск. В целом, все понимали что нам предстоит расколоть очень твердый орешек; никто не думал, что такую позицию и с таким препятствием, как Днепр с фронта, противник не будет оборонять.
4) Соотношение сил - явно неравное. Батальон с 22.06 участвовал в боях, его ряды уже несколько поредели, особенно среди офицеров и унтер-офицерского состава. Батальон поддерживали всего два взвода легких пехотных орудий, а также один артдивизион с двумя батареями (около 500-600 выстрелов), чего было недостаточно для действий на 2-км фронте против многочисленной пехоты, занимающей линию Сталина, строившуюся в течение двух лет (как потом выяснилось из допроса пленных), насыщенной тяжелым оружием всех видов (ПТО, минометы, 76мм дивизионные пушки, а также 6 тяжелых артбатарей); наконец, количество снарядов, имевшихся у русских, было просто астрономическим. Противник осыпал нас снарядами в духе Первой Мировой войны.
Исходя из этих четырех обстоятельств, возникает вопрос, почему все же была предпринята атака? Потому что вышестоящее командование отдает приказания, видя ситуацию сверху! В приказе по 17-й танковой дивизии значилось: "Дивизия непрерывными атаками усиленного II./S.R.40 на рубеже р.Днепр связывает противника и тем самым облегчает удар 29-й моторизованной дивизии у Копысь." Таким образом, эти жертвы имели более высокую цель. Вышестоящее командование отметило, что "поспешно организованная на широком фронте отчаянная атака на сильную оборону противника была обречена с самого начала на неудачу" и, как было сказано в приказе по дивизии, "небольшой плацдарм, захваченный благодаря образцовому упорству II./S.R.40, пришлось оставить".
Остановимся на том, как батальон, несмотря на превосходящие силы противника, все же смог захватить плацдарм на противоположном берегу (потери 33 убитыми и 115 ранеными, всего 148 человек):
1) Весь личный состав, от старших до младших, стремился выполнить соответствующие распоряжения и ориентировки, т.е. задания, выполнение которых было возможно лишь в результате безрассудной отваги и самопожертвования. К сожалению, в этих условиях священная заповедь "Береги войска" должна была отойти на задний план, по необходимости и из высших соображений.
2) Были правильно оценены и использованы особенности местности; распределение сил было выбрано так, чтобы создать хотя бы в одном месте локальное превосходство. Решение оголить правую треть участка наступления оправдалось, поскольку русские тратили боеприпасы
<артиллерийский заградительный огонь? - П.В.> на всем фронте равномерно. В тесном взаимодействии всех огневых средств и штурмовых средств на левом фланге получилось, хотя и медленно и с трудом, но уверенно захватить берег в нескольких местах.
В отличие от переправы через Буг, в форсировании Днепра не было никакого плана; ситуация в каждый конкретный момент диктовала и необходимые действия.
Поскольку радист и телефонист выбыли из строя уже через чертверть часа после начала атаки, всем командирам включая командира батальона пришлось находиться в передней лении (как, впрочем, и обычно на войне с русскими), чтобы видеть и управлять ситуацией. То, что войска вас видят рядом, способно творить чудеса, особенно в таких напряженных ситуациях.
Таким образом, бои этого дня для батальона стали одним одними из самых тяжелых и богатых на потери. Стрелки показали, что они знают как сражаться и как добиваться поставленных целей, преодолев все возможные и невозможные трудности.
На следующий день в батальон прибыл лично генерал-полковник Гудериан чтобы поблагодарить и подбодрить личный состав, который был этому весьма рад и мы были горды осознанием того, что наши огромные жертвы были не напрасны.



С нашей стороны

К сожалению, мы точно не можем сказать, где именно в районе Устье вела наступление 17-я танковая дивизия. Однозначно можно говорить о том, что ей противостояла наша 18-я стрелковая дивизия, получившая задачу оборонять рубеж по р.Днепр южнее Орши:

Проехали по левому берегу Днепра. Были намечены задачи стрелковым и артиллерийским полкам. Всех озадачивала слишком уж большая ширина участка обороны по фронту. Наши уставы определяли ширину фронта обороны для стрелковой дивизии от 8 до 12 километров, а здесь, где противник наносит свой главный удар, нам приходится обороняться на фронте шириной в тридцать километров. Накануне выхода вражеских передовых отрядов к Днепру, 8 июля, фронт нашей дивизии был расширен еще на 10 километров. На этот раз наш левый фланг оказался всего в 2—3-х километрах севернее города Шклова. Таким образом, ширина оборонительной полосы 18-й дивизии достигла уже сорока с лишним километров. Каждый стрелковый полк занимал по фронту значительно больше, чем это полагалось даже для всей дивизии. Было всем очевидно, что никакой эшелонированной в глубину обороны, как требовали уставы, организовать не представляется возможным. Даже в одну линию и то сплошной обороны не получалось. Разрывы между подразделениями перекрывались организацией наблюдения, патрулями, системой огня. Заблаговременно подготовленных оборонительных сооружений в полосе дивизии не оказалось. Наша дивизия не имела средств заграждения. Не было даже обычной колючей проволоки. Мало того, в дивизии не было саперного подразделения. Положенный по штату саперный батальон еще в апреле месяце в полном составе был отправлен для работ в пограничной зоне и к нам не вернулся. Не прибыл пока и начальник инженерной службы дивизии подполковник Хомяков. Топографических карт района вначале мы также пока не имели. ... На берегу Днепра, особенно в районе возможных переправ, работали многочисленные группы местных жителей. Они сооружали эскарпы на танкоопасных направлениях. Работали в большинстве женщины, девушки, мальчики. ... Получив задачу, полковые подразделения тут же приступили к сооружению окопов, блиндажей и других укрытий. Бойцы работали сосредоточенно и деловито, используя навыки, полученные на учениях в мирное время. ... Из-за большой ширины фронта боевой порядок дивизии на оборону строился в один эшелон, имея все три стрелковых полка в первой линии. В резерв командира дивизии был выделен один стрелковый батальон 208-го полка. По той же причине исключалась возможность централизованного использования дивизионной артиллерии, она почти полностью была переподчинена командирам стрелковых полков для создания полковых артиллерийских групп. При этом 97-й и 316-й стрелковые полки, обороняющие наиболее опасные направления, получили по два дивизиона артиллерии. Никаких средств усиления (артиллерийских, танковых и даже инженерных) из армейских резервов дивизия не получила. На правом фланге дивизии перешел к обороне 97-й стрелковый полк на фронте — роща южнее Орши до деревни Харьковка. 208-му полку отводился более широкий фронт от Харьковки до деревни Левки. 316-й стрелковый полк занял оборону на левом фланге дивизии, где основным объектом обороны был крупный населенный пункт Копысь. 97-й и 316-й полки во вторых эшелонах имели по одному батальону.

Фрагмент берега р.Днепр в районе Устье (c) www.panoramio.com

Устье находится напротив Харьковки, т.е. II./S.R.40 наступал где-то недалеко от стыка 97-го и 208-го полка. Я бы поставил скорее на 97-й полк, поскольку Экарт говорит об оголенном правом фланге, и, вероятно, он принял решение форсировать на участке напротив большой рощи южнее Орша, чтобы: а) свести к минимуму возможность советских наблюдателей корректировать артогонь и б) участок реки с рощей выступает на запад, что было выгодно форсирующим. В любом случае, оба этих полка были ослаблены еще до начала боев приказом командира 61-го ск выделить от дивизии передовые отряды:

В качестве передовых отрядов на реку Друть были направлены батальоны вторых эшелонов. Первым выступил 3-й батальон 97-го стрелкового полка, усиленный батареей противотанковых орудий. Им командовал капитан Колотий. Этот батальон находился во втором эшелоне полка, ближе к правому его флангу, на более опасном направлении и готовил позиции, прикрывающие правый фланг всей дивизии со стороны города Орша. Теперь капитан Колотий должен был вывести батальон на Друть в районе местечка Толочин. Другой передовой отряд составил 1-й батальон 208-го стрелкового полка, также усиленный противотанковой артиллерией. Он должен был выйти в район несколько южнее первого и со временем отходить с боями севернее местечка Староселье. Батальон 208-го полка в боевом порядке главной обороны составлял резерв командира дивизии. Предполагалось, что эти два батальона отойдут с боями и, возвратившись в свою дивизию, займут прежние места в ее боевом порядке.
Мы хорошо понимали, что пехота, не поддержанная другими родами войск, может и должна противостоять танкам противника, но лишь при наличии оборудованных сооружений и укрытий. Эти условия создавались нами на Днепре. Но высылка пехоты на танкоопасное направление без артиллерийской поддержки, без инженерных средств и без возможностей создать даже легкие укрытия вызывала у нас лишь чувство недоумения и тревоги за судьбу этих подразделений. Самым печальным в этом и без того тяжелом предприятии была невозможность организовать надежную связь с передовыми отрядами. Батальонные радиостанции не могли обеспечить связи на такие расстояния. Наши передовые отряды не имели времени даже для того, чтобы упредить противника на рубеже реки Друть. Так оно и получилось. Не успели они выйти на указанный рубеж, как у них в тылу уже действовали танки и мотопехота противника, которые отсекли пути отхода нашим батальонам. Так, совершенно бесполезно мы потеряли два батальона и этим значительно ослабили основную полосу нашей обороны на реке Днепр.

Таким образом, наступлению 17-й дивизии противодействовали ослабленные, вытянутые в один эшелон на широком фронте ослабленные 97-й и 208-й полки. Никаких средств усиления, кроме собственной дивизионной артиллерии (также распределенной вдоль широкого фронта), дивизия не имела. На оборудование позиций было лишь несколько дней. Отсутствовал также саперный батальон (отправленный еще до войны в ПрибВО). Сведений о наличии ДОТ в этом районе на рубеже р.Днепр также не имеется, говорить о некой "линии Сталина которую строили два года" тут вряд ли приходится - максимум, что там могло быть, так это какая-то довоенная полевая фортификация. К исходу 8 июля в стреднем на стрелковый батальон дивизии (которых осталось 7) приходилось около 5.5 км фронта. Говорить в таких условиях о некоем значительном численном превосходстве обороняющихся советских войск - несерьезно.
В то время как основной накал боев и серьезная ситуация складывалась на южном фланге 18-й стрелковой дивизии, в районе Копысь у 316-го стрелкового полка, наступление 17-й тд 11 июля не запомнилось ничем особенным:

К исходу дня 11 июля 97-й и 208-й стрелковые полки полностью сохранили свои позиции. Все попытки врага переправиться через Днепр были отражены. Эта была уже существенная поправка к планам молниеносной войны, в которые так уверовали гитлеровские генералы.

Гудериан в своих воспоминаниях также отметил неудачу 17-й танковой дивизии 11 июля и подтверждает факт своего посещения:

Между тем выяснилось, что 17-я танковая дивизия южнее Орши натолкнулась на столь сильного противника, что оказалось нецелесообразным продолжать наступление дальше на восточном берегу с небольшого, только что захваченного предмостного укрепления. Находившийся в этом районе командир полка полковник Лихт принял поэтому правильное решение оставить предмостное укрепление, 17-ю танковую дивизию пришлось перебрасывать через Копысь в тыл 29-й мотодивизии. ... 13 июля я перевел свой командный пункт на восточный берег Днепра, в Заходы (6 км юго-восточное Шклова). В этот день я посетил 17-ю танковую дивизию, находившуюся на Днепре. Эта доблестная дивизия с начала наступления уничтожила 502 танка противника.

Думается, можно говорить о том, что в лице 18-й сд и ее комсостава немцы встретили более чем достойного противника. Не имея численного преимущества и вообще какого-либо усиления, растянутые на широком фронте и ослабленные 97-й и 208-й полки отразили попытку 17-й тд силами II./S.R.40 переправиться через Днепр и нанесли ему большие потери. Судя по всему, это стало возможно вследствие хорошей подготовки командного состава (что отмечает и Экарт, указывая на дисциплину на советских позициях, их хорошее расположение и маскировку, а также сильный и эффективный артиллерийский огонь), которое умело организовало оборону и эффективно использовало отпущенные несколько дней на подготовку.
Можно ли сказать, что 17-я дивизия выполнила свою задачу? К сожалению, у нас нет немецких документов, с которыми было бы понятно, какие именно задачи были ей поставлены. Мы можем лишь доверять Экарту, утверждающему, что с самого начала задача была сковать советские силы и облегчить действия 29-й мд и 18-й тд на главном направлении у Копыси. Но в этом случае задача была выполнена лишь частично, поскольку уже в ночь на 12 июля часть сил 97-го и 208-го полков были переброшены на юг, на помощь 316-му полку (тем более, что основной прорыв обороны на юге немцы вообще произвели на участке соседней 53-й стрелковой дивизии).
На мой взгляд, приведенные материалы наглядно показывают, что, несмотря на общий хаос и череду поражений лета 1941, именно такие эпизоды и такие люди, как командный и рядовой состав 18-й сд (которая в последующие дни оказалась окружена и уничтожена), постепенно подтачивая машину немецкого наступления, и сделали возможной победу в мае 1945 года.


Приложение. Оригинальный текст.

Dnjepr - Übergang; südlich Orscha bei Usstje; 11.7.41; 7-30 Uhr.
Im Zuge des Vorwärtsdrängens nach Osten, grobe Richtung Smolensk, erreichte das Btl am 10.7 gegen 19-00 Uhr den Raum am Kochanowo, etwa noch 30 km vom Dnjepr entfernt.
Lage, Auftrag, Gelände, Feind, eigene Truppe s. Gef.Ber. in Anlage 1 (Geschehnisse).
Lehre aus dem Unternehmern
1) Waren die hohen Verluste zu erwarten?
2) War, trotz eines möglichen Teilerfolges, der Angriff über den Dnjepr an dieser Stelle im großen gesehen von vorne herein zum Scheitern verurteilt?
Beide Fragen sind mit einem klaren ja zu beantworten, Warum:
1) Es war weder Zeit vorhanden (etwa 1-2 Stunden) für Aufklärung, Erkundung, noch für solide Bereitstellung.
2) Bei dieser überhastung, noch dazu am hellen Tage, konnte von einer Überraschung des Gegners, und darauf kommt es doch bei einem Flußübergang immer an, keine Hede sein, da teilweise unkriegsmäßiges Verhalten die logische Folgerung bei dieser Hetze war.
3) Wir hatten die grelle Morgensonne im Gesicht. Die Gef. Feldbeobachtung gegen die sonne und gegen vorzüglich eingebauten und getarnten Gegner, der keinerlei Bewegung zeigte, war dadurch äußerst erschwert. Im Großen gesehen konnte zwar auf eine weitverzweigte, tiefgegliederte, aber im einzelnen doch schwer erkennbare Stellung ge¬schlossen werden. Bei dem vorbildlich kriegsmäßigen Verhalten des Gegners konnte über Art und Stärke der Besetzung des Feindufers kein klares Bild gewonnen werden. Immerhin hatte jeder die Erkenntnis auf den ersten Blick, daß wir ans auf eine harte Nuß einzustellen hatten; denn daß der Russe so eine Stellung baut mit so einem Bombenhindernis wie den Dnjepr vor der Front und sie nicht oder nur spärlich besetzt, durfte doch keiner annehmen.
4) Kräfteverhältnis
Denkbar ungleich. Das Btl. stand doch seit 22.6 im Kampf; die Reihen waren also schon etwas gelichtet, vor allem an Offs, und Unterführern. Dem Btl. waren wohl 2 leIG Züge, und 1 Abt. mit 2 Bttr. (etwa 500 - 600 Schuße) unterstellt; aber was ist das für 2 km Frontbreite gegen stärkste inf. Besetzung einer seit 2 Jahren ausgebauten Stalinlinie (Gefangenen-Aussagen bestätigten dies später), gespickt mit schw. waffen aller Art (Pak, s.Gr. W., Ratsch-Bum; dazu 6 s.Bttr.); schließlich verfügte der Russe über eine Munitionsmenge, die ins Astronomische ging. Er überschüttete uns mit einem Trommelfeuer von Weltkriegsformat.
Angesichts dieser 4 Tatsachen drängt sich die Frage auf, ja warum wurde denn dann so ein Angriff überhaupt gemacht? Weil die höhere Führung nach höheren Gesichtspunkten ihn befehlen mußte!
Im Tagesbefehl von damals hieß es dann aucht "Die Div. hat durch den rücksichtslosen Angriff des verstärkten II./40 über den Dnjepr am Morgen des 19.7 namhafte Kräfte des Feindes in deren Front gebunden und damit den Stoß der 29.(mot) Div. auf Kopys ganz erheblich erleichtert. Somit haben die gebrachten Opfer höchsten Sinn gehabt".
Der höheren Führung war klar, dass "der der 17. Pz.Div. zeitlich und räumlich ausdrücklich befohlene, bei stärkerer Feindverteidigung jedoch von vorneherein zum Scheitern verurteilte Angriff über den Dnjepr eingestellt" und, wie es in einem Div.Bef. hieß, "der in vorbildlicher Einsatzbereitschaft das II./40 gegen weit überlegenen Feind gewonnene kleine Brückenkopf aufgegeben werden mußte".
Wieso gelang es nun, dass das Btl. in dieser Lage trotz weit überlegener Gegenwehr über den Fluß kam (Verluste 33:115 = 148).
1) Weil jeder vom Ältesten bis zum Jüngsten durch entsprechende Weisungen und Vororientierungen erfüllt war, im Sinne des großen Ganzen eine Tat zu vollbringen, die nur durch Draufgängertum und Opfermut zu leisten war.
Schweren Herzens mußte in dieser Lage das heilige Gebot "Schonung der Truppe" etwas in den Hintergrund treten. Es galt eben, aus der Not eine Tugend zu machen!
2) Es kam also alles darauf an, das Gelände richtig zu beurteilen, richtig auszunutzen; die eigenen Kräfte so zu gliedern, die schweren raffen so einzusetzen, daß wenigstens an einer Stelle der Schwerpunktgedanke zur Tat wurde. Das Vacuum im rechten Drittel des Angriffsstreifens machte sich bezahlt denn der Russe verschwendete seine Munition auf die ganze Front gleichmäßig. Die straffe Zusammenfassung der gesamten Feuer und Stoßkraft im linken Abschnitt ermöglichte die vorübergehende Feuerüberlegenheit an wenigen Einzelstellen, so daß an den gewollten stellen der Uferwechsel, wenn auch mühsam, langsam aber doch stetig vollzogen werden konnte.
Im Gegensatz zum Bugübergang gab es hier beim Dnjepr-Übergang kein Schema; sondern die Macht des Augenblicks entschied Jeweils, was zu tun war.
Da die Funker und Fernsprecher schon nach einer Viertelstunde nach Angriffsbeginn ausgefallen waren, war es selbstverständliche Notwendigkeit, daß alle Führer bis zum BtlKdr in vorderster Linie (wie übrigens immer im Russenkrieg) nach dem Rechten sahen und eingriffen. Ein persönliches Sichzeigen wirkt Wunder bei der Truppe; gerade in solch gespannter Lage.
Das Btl hatte somit an diesem Tage einen seiner schwersten und opferreichsten Kämpfe bestanden. Die Schützen haben bewiesen, daß sie zu kämpfen ver-stehen und Erfolge erringen, such wenn Gott und die Welt sich gegen sie verschworen zu haben schienen.
Als am nächsten Tage Gen.Oberst Guderian persönlich zum Btl an den Djnepr vorkam, um es zu bedanken und za beloben, ging ein Aufleuchten durch die Reihen und wir durften die stolze Genugtuung empfinden, dass die furchtbaren Opfer nicht umsonst waren.

(продолжение следует)

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
mordig81
Oct. 30th, 2014 12:26 pm (UTC)
Вот такое да по августу 1942 года. :)

Спасибо за интересную запись, как и предыдущую!
ioncore
Oct. 31st, 2014 01:46 am (UTC)
На здоровье, приходи еще :) Надо, надо себя заставлять регулярно что-то выкладывать, в тонусе держать.
zhur_from_rkka
Oct. 31st, 2014 05:51 am (UTC)
"Не имея численного преимущества и вообще какого-либо усиления, растянутые на широком фронте и ослабленные 97-й и 208-й полки отразили попытку 17-й тд переправиться через Днепр и нанесли ей большие потери."

Хм. Несколько странно для нас считать только те силы которые непосредственно прикрывали участок форсирования а для немцев всю дивизию. Насколько я понимаю корректнее в эту фразу вместо "17 тд" подставить "попытку усиленного мотопехотного батальона 17 тд".
ioncore
Oct. 31st, 2014 09:49 am (UTC)
>> Насколько я понимаю корректнее в эту фразу вместо "17 тд" подставить "попытку усиленного мотопехотного батальона 17 тд".

Собственно, я это и имел в виду: участок форсирования батальона был около 2 км (причем реально 1200-1500 м за счет концентрации сил на 2/3 этой ширины), а наша средняя плотность построения 5.5 км на батальон. Спасибо за замечание, поправлю текст.
grossgrisly
Oct. 31st, 2014 05:45 pm (UTC)
про Копысь я писал с фотками:
http://grossgrisly.livejournal.com/22134.html

Вы зря пытаетесь по воспоминаниям Казанцева найти истину- ее там нет. Это обычная советская говорильня.

18 сд была чуть позже загнана к Днепру и разбита передовой группой 137 пд- можете почитать про это дело. Правда ценой рекордных потерь 300+ солдатенов за два дня.
grossgrisly
Oct. 31st, 2014 05:56 pm (UTC)
Да и про ЛС на Днепре: она таки была! Только своеобразная: типа земляные полевые укрепления. Немцы называли "ЛС" от Орши до Витебска, хотя настоящая ЛС была намного западнее. Т.е. это именно то что было построено за две недели войны, уж не знаю кем.

И есть фотки..
ioncore
Oct. 31st, 2014 06:22 pm (UTC)
>>Да и про ЛС на Днепре: она таки была! Только своеобразная: типа земляные полевые укрепления.

Да, вот я так и предположил, что это лишь полевая фортификация.
grossgrisly
Oct. 31st, 2014 06:23 pm (UTC)
да и по соотношению сил - сложный вопрос. Немцы верно пишут что их засыпали снарядами. Кроме 18-й и 73 сд у Орши был КАП, и может не один!

И еще совершенно точно был ГАП Б/М. По нашим докам этот ГАП можно сказать "в списках не значится". Но он там был, хотя 203 мм не особенно стреляли, а вот КАП их сильно беспокоил. Так что смотрите :)
ioncore
Oct. 31st, 2014 06:44 pm (UTC)
>> да и по соотношению сил - сложный вопрос. Немцы верно пишут что их засыпали снарядами. Кроме 18-й и 73 сд у Орши был КАП, и может не один!

Да, я, разумеется, тут исхожу из воспоминаний Казанцева, поскольку других источников-то и нет. Насчет КАП, на 10 июля в 20 армии по ЦАМОшным десятидневкам даются:
- 467 кап и 587 кап
- 592 пап РГК
- 5, 6 и 24 минбат
- 7 сводный артполк
По БССА-41 к этому еще добавляются 49 и 151 кап.
Т.е. технически кто-то там вполне мог кто-то оказаться пушечный, и несколько кап-ов в армии, и пап.

>> И еще совершенно точно был ГАП Б/М. По нашим докам этот ГАП можно сказать "в списках не значится". Но он там был, хотя 203 мм не особенно стреляли

М.б. 537 гап БМ который был в армии в начале июля? Или какие-то 203мм в сводном полку
grossgrisly
Oct. 31st, 2014 07:07 pm (UTC)
не, искать артиллерию 20А нужно не так: по боевому расписанию т. Маландина. Пустышка по ГАП Б/М- посмотрите сами.

Так что угадать бы номер :), да попробовать подтвердить потерями в БД
( 10 comments — Leave a comment )