ioncore (ioncore) wrote,
ioncore
ioncore

Categories:

152-й отдельный танковый батальон ОСТ в "освободительном походе", часть I

В продолжение темы по организации телетанковых батальонов давайте теперь поговорим о 152-м отдельном танковом батальоне ОСТ.

В принципе, основные организационные вехи межвоенного периода по 36-й лтбр и 152-му отб и так более-менее известны, кратко их история была очерчена еще Е.Дригом и М.Коломийцем.
Поэтому ниже я постараюсь избежать их повторения и сосредоточусь на ранее еще никем подробно не разбиравшихся моментах.

Сначала, опираясь на архивные документы (в первую очередь, на ЖБД бригады и 8-го ск) и другие работы (М.Мельтюхов "Советско-польские войны", Cz.Grzelak "Kresy w czerwieni 1939. Agresja Związku Sowieckiego na Polskę", R.Szubański "Plan Operacyjny Wschód" и P.Zarzycki "Plan mobilizacyjny „W”, воспоминания генерала К.Савицкого в сборнике "Sowiecki najazd 1939" и др.) мы попытаемся дать краткий очерк о действиях бригады и батальона в "освободительном походе" - одной из важнейших частей начального периода Второй Мировой войны - и рассказать о происходившем на направлении Дубно - Луцк - Владимир-Волынск - Хелм.

Я расписал эти события сравнительно подробно потому, что, во-первых, на территории Украины и России они детально мало кем разбирались и современному читателю малоизвестны (хотя, на мой взгляд, очень интересны).
В-вторых - там есть ряд поучительных моментов, на которых мне хотелось бы остановиться, но об этом будет уже во второй части.

Затем, в третьей части, мы переносем разговор в мою любимую плоскость предвоенных оргмероприятий в КОВО и комначсостава округа и поговорим о захватывающем дух спасении батальона от расформирования в начале 1941 г., потеоретизируем насчет того, чем может объясняться огромный сверхкомплект танков в 41-й тд 22-го мк, и попытаемся разобраться с комначсоставом батальона к июню 1941 г.


152-й отдельный танковый батальон в 1938 - 1940 г.

В предыдущей части мы оставили 152-й отб (бывший 3-й танковый батальон) в 1938 г. переформированным по новым штатам №10/870 и входившим в состав 36-й легкой танковой бригады (командир бригады комбриг М.Богомолов).
Начальником штаба 152-го отб тогда же, в июне, был назначен к-н Евстратий Васильевич Белов (который в 1940 г. станет командиром батальона), командир же батальона в этот период мне, к сожалению, неизвестен.
В 1938 - первой половине 1939 гг. бригада продолжала дислоцироваться в Киеве, размещаясь в военном городке близ з-да "Большевик", там же располагался и 152-й отб.

Прежде чем мы перейдем к описанию собственно действий бригады и батальона в "освободительном походе", отметим, что в ЖБД бригады батальоны именуются не своими отдельными номерами, а порядковыми (с 1 по 4).
Неиспользование "новых" номеров или использование вперемешку "новых" и "старых" вообще типично для документов 1938 - 1939 гг., поэтому мы будем исходить из обоснованного предположения, что 3-м тб в бригаде продолжали "по старой памяти" называть 152-й отб.


Развертывание КОВО перед польской кампанией

В связи с возрастающей военной напряженностью в Европе, еще в мае 1939 г. в Красной Армии началась разработка новой системы мобразвертывания, в рамках которой все скрытые (предназначенные к развертыванию в случае мобилизации) дивизии переводились в открытые и система тройного развертывания фактически ликвидировалась.
4 августа 1939 г. начальники штабов западных округов (в т.ч. НШ КОВО) получили директиву ГШ КА, согласно которой к 1 сентября требовалось под видом подготовки к учениям провести рекогносцировку ТВД по программе, предполагавшей скорое развертывание крупных сил Красной Армии на западном направлении.
15 августа 1939 г. нарком обороны отдал соответствующие директивы военным советам округов (в т.ч. и КОВО), согласно которым предстояло сформировать 18 управлений стрелковых корпусов, перевести кадровые дивизии на новые штаты и развернуть 36 дивизий тройного развертывания в 92 ординарные дивизии.
4 сентября, с началом Второй Мировой войны, нарком обороны своим приказом задержал на 1 месяц увольнение красноармейцев и младших командиров в войсках округов Европейской части СССР и объявил призыв на учебные сборы в приграничных округах (в т.ч. в КОВО).

6 сентября около полуночи в штабе КОВО получена директива наркома обороны о проведении "Больших учебных сборов".
7 сентября с утра началась скрытая мобилизация, заключавшаяся в развертывании отдельных частей сроком готовности до 10 суток с тылами по штатам военного времени. В КОВО развертывались части 5 стрелковых, 3 кавалерийских и 1 танкового корпуса, 23 стрелковых и 7 кавалерийских дивизий, 10 танковых и 1 моторизованной бригады.
Среди прочих соединений КОВО развертывалась по штатам военного времени и 36-я легкая танковая бригада с нашим 152-м отдельным танковым батальоном.

9 сентября приказом наркома обороны и начальника ГШ округу следовало к исходу 11 сентября скрытно сосредоточить войска и быть готовым к решительному наступлению с целью молниеносным ударом разгромить противостоящие войска противника.
В частности, Шепетовской армейской группе (командующий войсками группы комдив И.Советников, с 18 сентября переименована в Северную группу, с 28 сентября переименована в 5-ю армию) , в которую должна была войти и 36-я лтбр, следовало наступать в общем направлении на Ровно, Луцк, к исходу 13 сентября овладев районом Ровно, Дубно, к исходу 14 сентября овладеть районом Луцк, имея в виду дальнейшее наступление на Владимир-Волынск.

В дальнейшем, однако, по ряду причин (сообщение о взятии немцами Варшавы оказалось ложным, фронты оказались не вполне готовы и т.п.) сроки начала наступления были перенесены на несколько дней и соответствующие приказы о наступлении были отданы в войска лишь 14 сентября, с соответствующим изменением сроков.
11 сентября на базе управления округа было сформировано и развернуто управление Украинского фронта (командующий войсками командарм 1 ранга С.Тимошенко).
К 7-15 сентября войска фронта в целом завершили мобилизацию и сосредоточились в исходных районах у границы с Польшей.

16 сентября Военный совет Украинского фронта поставил подчиненным войскам боевые задачи.
36-я легкая танковая бригада, вошедшая в состав 8-го стрелкового корпуса (командир корпуса комбриг И.Рубин), должна была действовать на правом фланге Шепетовской армейской группы и наступать в направлении Здолбунов - Дубно.

Среди основных задач, поставленных корпусу, было овладение подвижными отрядами (фактически - силами 36-й лтбр) линией ж/д и мостами через рр.Стырь и Горынь.
Бригада была единственным танковым соединением, входившим в состав Шепетовской группы, поэтому скорость продвижения северного крыла Украинского фронта во многом зависела от её быстрых и решительных действий.

В 11-00 16 сентября приказом командира Шепетовской армейской группы №1 бригаде (без четвертого танкового батальона, находившемся в резерве в районе Славута) была поставлена задача: посадив на танки один батальон 44-й сд (командир дивизии комбриг А.Виноградов), перейти в наступление из исходного района Черниводы, Долгий Брод, Дорогощь и овладеть рубежом Здолбунов, Мизоч, Белк, Мощаница, к исходу дня заняв Дубно.
152-й отб при этом должен был действовать на Острог, Михалполь, Плоское, Глупанин, Уежджце.


Силы прикрытия польской армии в районе Острог - Дубно

По предвоенным польским планам прикрытия, в случае войны с СССР на участке Сарны - Кременец должна была развертываться Армия "Волынь", в состав которой должны были войти, в основном, войска II Люблинского округа:

  • 13-я пехотная дивизия (район отмобилизования Броды, Ровно)

  • 27-я пехотная дивизия (район отмобилизования Владимир-Волынский, Луцк, Ковель)

  • 3-я дивизия легионеров (район отмобилизования Хелм, Люблин, Замосць)

  • Волынская бригада кавалерии (район отмобилизования Ровно, Острог, Ровно, Грубешов)

  • Кресова бригада кавалерии (район отмобилизования Броды, Кременец, Жешув, Жолкев)

  • а также 2-я дивизия легионеров, перебрасывавшаяся из X Перемышльского округа.

Даже будучи развернутой в этом составе, армия все еще уступала бы количественно и качественно (в танках) совокупным силам Шепетовской и правого фланга Волочиской армейских групп Украинского фронта (пять стрелковых, три кавалерийские дивизии, две танковые бригады), однако, по крайней мере, она могла бы уже оказать организованное и упорное сопротивление.

В частности, на направлении наступления 8-го ск (и 36-й лтбр) оказалась бы в первом эшелоне 13-я пехотная дивизия в районе Здолбунов - Ровно и Волынская бригада кавалерии в районе Острог, а из второго эшелона армии в районе Клевань могли выдвинуться 2-я и 3-я дивизии легионеров.
Но, разумеется, произошедшее в реальности в августе - сентябре 1939 г. развертывание армии Польши против Вермахта привело к тому, что все эти силы были задействованы на германском фронте.

Фактически к 17 сентября с польской стороны 8-му ск противостояли лишь немногочисленные подразделения полка пограничной стражи "Здолбунов" (командир полка п/п-к В.Вегжиньский), три батальона которого ("Гоща", "Острог" и "Дедеркалы", четвертый батальон полка "Житин" к тому времени был также уже переброшен на германский фронт) были растянуты на фронте в 275 км и против которых, помимо 8-го ск, действовали также 2-й кк (командир корпуса комдив Ф.Костенко) и 24-я лтбр (командир бригады п-к П.Фотченков).

Конкретно 36-й бригаде противостояли лишь отдельные подразделения пограничных рот (застав) "Курганы" и "Новомалин" батальона "Острог" (командир батальона к-н С.Трояновский) и, разумеется, никакого существенного сопротивления польские пограничники при таком соотношении сил оказать были не способны.

В глубине польской территориии никаких регулярных армейских частей - исключая запасные и тыловые части и подразделения, училища и т.п. - на направлении действий 36-й лтбр также не было (подробнее о том, какими силами располагали поляки в районе Владимир-Волынский - Грубешов, мы поговорим ниже).


Наступление на Дубно - Луцк

Польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность Польского государства.
В течение десяти дней военных операций Польша потеряла все свои промышленные районы
и культурные центры. Варшава как столица Польши не существует больше.
Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни.
Это значит, что Польское государство и его правительство фактически перестали существовать.


из ноты, зачитанной польскому послу В.Гжибовецкому замнаркома иностранных дел В.Потемкиным около 2-00 17 сентября 1939 г.


Советы вторглись. Приказываю осуществить отход в Румынию и Венгрию кратчайшими путями.
С Советами боевых действий не вести, только в случае попытки с их стороны разоружения наших частей.
Задача для Варшавы и Модлина, которые должны защищаться от немцев, без изменений.
Части, к расположению которых подошли Советы, должны вести с ними переговоры с целью выхода гарнизонов в Румынию, или Венгрию.


приказ Главнокомандующего ВС Польши, маршала Э.Рыдз-Смиглы


16 сентября я заступил дежурным по батальону.
Наша разведка сообщала, и это подтверждалось пограничными дозорами,
что русские сосредоточили огромные силы непосредственно против нашего участка.
Около 3 часов ночи 17 сентября с пограничных постов сообщили,
что русские перешли границу сразу во многих местах.
Красные ракеты сигнализировали об использовании ими танков,
а доносящаяся стрельба говорила об идущих боях.
Я известил командира батальона и позвонил в Ровно <
командующему Люблинским округом,
бригадному генералу - П.В.> генералу Сморавиньскому, от которого получил следующий ответ:
"Не вступать в бой. Мы пока ничего не знаем о намерениях русских и не можем обвинять СССР в агрессии"
Мне оставалось лишь передать всё это <
командиру батальона - П.В.> капитану Трояновскому.

из воспоминаний командира взвода резервной роты батальона "Острог" подпоручика М.Ковальского


17 сентября 1939 г. в 5 часа утра, без объявления войны, советские войска напали на Польшу и перешли её государственную границу во многих местах.
Батальоны 36-й лтбр, не встречая серьезного сопротивления со стороны малочисленных польских пограничников, устремились вглубь территории страны, разрушая линии связи и захватывая врасплох отдельные подразделения польских войск.


Фрагмент ЖБД 8-го стрелкового корпуса

В условиях подавляющего советского превосходства, имея прямой приказ не вступать в бой, управление пограничного батальона "Острог" в количестве 80 человек, включая самого командира батальона Трояновского, командира резервной роты поручика Й.Плиса, батальонного врача к-на Ридгера и начальника отделения жандармерии вахмистра Франтишека всё сдались в плен без сопротивления.
Впоследствии Трояновский, Плис, Ридгер и Франтишек будут расстреляны в Катынском лесу.

1-я танковая рота 152-го отб, высланная к ст.Озеряны, повалила танком телеграфный столб и порвала провода, прервав связь между станциями Здолбунов и Дубно, и окружила находившиеся там два эшелона с польскими солдатами.
Предложив старшему начальнику одного из эшелонов проследовать в штаб бригады для переговоров и пользуясь его отсутствием, командир роты уговорил польских солдат сдаться. Вернувшийся польский офицер оказался поставлен перед фактом сдачи обоих эшелонов и станции.

Как отмечали в штабе 36-й лтбр, к исходу дня 17 сентября большое количество пленных (3000 человек с 1500 винтовками и 30 пулеметами) вызвало большой расход танков для разоружения и конвоирования; штатного стрелково-пулеметного батальона по действующей организации в составе бригады не было, а имевшейся пехоты (десанта) не хватало.

Mieczyslaw_Smorawinski.png
Слева направо: Богомолов, Трояновский

Обеспокоенное медленным темпом продвижения частей корпуса (задача дня - занятие Дубно - выполнена не была), командование Армейской группы в лице прибывшего в штаб корпуса и бригады НШ группы п-ка С.Трофименко приказало бригаде
возобновить наступление уже в ночь на 18-е сентября, лишив таким образом, танкистов ночного отдыха.

Задачей 152-го отб на следующий день было наступать из района Погорельце на северную окраину Дубно, кол.Клещиха, Хорупаны с задачей овладеть Дубно, далее в готовности действовать на Луцк.
В 3-00 18 сентября батальон выступил из исходного положения и, пройдя по мостам через р.Иква, вышел к северо-западной окраине Дубно, где встретил колонну около 2000 человек польских войск, окружил ее несколькими танками и принудил к сдаче и разоружению.

После устроенного большого привала в середине дня, в 15-00 батальон перешел в наступление вдоль шоссе на Луцк, имея задачу ударом в лоб деморализовать Луцкий гарнизон, и, не останавливаясь в городе и не производя разоружения, выйти на северо-западную окраину города, отрезая пути отхода полякам на Владимир-Волынский.
К исходу дня батальон, не встречая сопротивления польских войск, выполнил поставленную задачу и приступил к разоружению отдельных групп польских военнослужащих, подходящих с запада к Луцку.

О том, что происходило в это время с польской стороны, и как в дальнейшем развивался "освободительный поход" на Владимир-Волынском направлении мы поговорим в следующей части.

Tags: 1938, 1939, 1940, 1941, Польша, архивное
Subscribe

Posts from This Journal “архивное” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments