ioncore (ioncore) wrote,
ioncore
ioncore

Category:

Великое переселение дивизий 1938 года в Киевском военном округе

Сегодня мы немного поговорим про планы высшего военного руководства СССР провести весной 1938 г. оргмероприятия буквально циклопических масштабов, охватывавших сразу несколько сотен тысяч человек.

Весной этого года в Красной Армии планировалось передислоцировать большинство стрелковых и мотомеханизированных соединений приграничных западных военных округов (причем затрагивались также и некоторые соединения внутренних округов), а также сменить нумерацию всех частей и соединений Красной Армии. И если смена номеров частей была-таки воплощена в жизнь в 1938-1939 гг., то оставшиеся лишь на бумаге планы передислокации вооруженных сил, несмотря на свой беспрецедентный размах, так и остаются малоизвестными большинству любителей истории.

Впервые о планах передислокации и о том, что они составляли одно целое с планами перенумерации, писал еще в нулевые годы photo_collector; однако подробности нигде, насколько я знаю, еще не публиковались.
Мы не будем разбирать тут причины проведения этих мероприятий и последующей их отмены; для этого надо целенаправленно копать на уровне ГШ и НКО, что, к сожалению, лежит в стороне от моих интересов.
Надеюсь, что в будущем Женя (или кто-то еще) все же найдет время и возможность на все эти вопросы ответить.
Я же хочу тут попробовать рассмотреть всё это более узко, применительно к своей предметной области, т.е. к оргмероприятиям Киевского военного округа.


Итак, к весне 1938 г. находившееся под впечатлением от масштабров вскрытого в Красной Армии "военного заговора" и от количества "шпионов иностранных разведок" высшее военное руководство страны, вероятно, полагало, что все детали организации и дислокации частей и соединений КА уже известны всем возможным противникам СССР в будущей войне.
Вероятно, именно в связи с этим и было решено полностью обновить - "перемешать" - структуру КА, для чего планировалось:

  • сменить нумерацию всех соединений и отдельных частей Красной Армии;

  • сменить дислокацию частей большинства стрелковых дивизий, а также танковых и моторизованных бригад в западных приграничных округах.

При этом, если стрелковые дивизии сохраняли свои номера (перенумеровывались лишь все их части), то в случае с мотомехбригадами получали и новые номера и сами бригадные управления.
Кавалерию и часть стрелковых дивизий данные мероприятия не затрагивали вовсе.

Интересной особенностью этих оргов являлось то, что все условные номера частей (используемые для сношений  с гражданскими органами, для пересылки грузов и корреспонденции, и проч.) не сохранялись за передислоцируемыми частями, а оставались привязанными к прежнему месту дислокации и передавались тем частям, которые прибывали на смену.
Тем самым, сохранялся неизменным "внешний интерфейс" планирования и сношений с местными (гражданскими) структурами, которые не требовалось оповещать о проводимых мероприятиях, не требовалось вносить изменения в документацию (использовавшую условные, а не действительные номера), и т.п.

Специальной инструкцией определялся порядок передислоцирования, передачи имущества и т.п.:

  • Части должны были передислоцироваться только личным и конским составом; вся материальная часть танков и артиллерии, автотранспорт, запасы и имущество оставались на месте (и передавались затем прибывающим частям).

  • Неизменной оставалась и разработанная мобилизационная документация: все мобилизацинноые планы (как самих частей, так и развертываемых ими по мобилизации новых формирований) и весь приписной состав также передавались прибывающим на новое место частям.

  • Для фактических сдачи и приема документации и имущество в каждой части назначалось четыре комиссии: для приема мобпланов и приписного состава (под председательством начальника штаба части), для приема материальной части артиллерии и танков, инженерного, химического и имущества связи (под председательством помкомандира части), для приема обозно-вещевого, санитарно-хозяйственного имущества и продфуражных запасов (под председательством начальника обозно-вещевого снабжения части) и для приема квартир, казарм, помещений и запасов топлива (под председательством одного из лиц командного состава части).

  • Семьи комначсостава отправлялись одновременно с частью, а нежелающие покидать прежнее место дислокации и самовольно остающиеся члены семей подлежали немедленному выселению.

  • Одновременно с прибытием на новое место и выгрузкой из эшелонов частям должны были присваиваться новые номера, вручаться заблаговременно изготовленные печати и штампы и т.п.

  • Передислоцирование всех соединений планировалось осуществить одномоментно весной, совместив его с выходом частей в летние лагеря, начав 15 мая и завершив к 20 мая 1938 г.

Применительно к Киевскому военному округу запланированные мероприятия были оформлены директивой Народного Комиссара обороны №4/2/33597 от 26 марта 1938 г.
Первоначально намечалось передислоцировать из округа 12 стрелковых дивизий (6 в БВО, 4 в ЛВО, 1 в МВО, 1 в ХВО), 6 танковых бригад (3 в БВО, 2 в ЛВО, 1 в МВО) и 1 моторизованную бригаду (в ЛВО), взамен которых в округ прибывали 12 стрелковых дивизий (7 из БВО, 4 из ЛВО, 1 из МВО), 6 танковых бригад (4 из БВО, 2 из ЛВО) и 1 моторизованная бригада (из ЛВО).
Позднее шифротелеграммой №293/4 в план были внесены изменения: 95-я стрелковая дивизия вместо ХВО (на место 3-й стрелковой дивизии) убывала в ЛВО (на место 16-й стрелковой дивизии), соответственно, в Котовск вместо дивизии из БВО (8-й стрелковой) прибывала дивизия из ЛВО (16-я стрелковая).

В окончательном виде (с учетом ш/т №293/4) оргмероприятия по КВО выглядели следующим образом:

  • 7-я сд (Чернигов) место дислокации не меняет;

  • 15-я сд (Николаев) меняется с 1-й сд (МВО, Москва);

  • 44-я сд (Житомир) меняется с 5-й сд (БВО, Полоцк);

  • 45-я "уровская" сд (Новоград-Волынск) меняется с 70-й "уровской" сд (ЛВО, Черная Речка);

  • 46-я сд (Коростень), меняется с 18-й сд (ЛВО, Петрозаводск);

  • 51-я сд (Одесса) меняется с 56-й сд (ЛВО, Псков);

  • 58-я сд (Черкассы) место дислокации не меняет;

  • 60-я сд (Овруч) меняется с 27-й сд (БВО, Боровка);

  • 62-я сд (Белая Церковь) меняется с 11-й сд (ЛВО, Кингисепп);

  • 72-я сд (Винница) место дислокации не меняет;

  • 81-я сд (Шепетовка) место дислокации не меняет;

  • 87-я "уровская" сд (Белокоровичи) меняется с 50-й "уровской" сд (БВО, Полоцк);

  • 95-я сд (Котовск) меняется с 16-й сд (ЛВО, Новгород);

  • 96-я сд (Проскуров) меняется с 37-й сд (БВО, Речица);

  • 97-я "уровская" сд (Жмеринка) меняется с 13-й "уровской" сд (БВО, Минск);

  • 99-я сд (Гайсин) меняется с 4-й сд (БВО, Слуцк);



  • 3-я тбр (Киев) место дислокации не меняет;

  • 4-я ттбр (Киев) место дислокации не меняет

  • 12-я тбр (Новоград-Волынск) убывает на место 14-й тбр (МВО, Наро-Фоминск), на ее место прибывает 5-я тбр (БВО, Борисов);

  • 15-я тбр (Шепетовка) убывает на место 4-й тбр (БВО, Бобруйск), на ее место прибывает 18-я тбр (БВО, Полоцк);

  • 17-я тбр (Проскуров) меняется с 10-й тбр (БВО, Борисов);

  • 22-я тбр (Староконстантинов) меняется с 16-й тбр (ЛВО, Лепель);

  • 133-я тбр (Киев) убывает на место 11-й тбр (ЛВО, Порхов), вместо неё прибывает 31-я тбр (ЛВО, Ст.Петергоф) на новое место дислокации Бердичев (это моя интерпретация, в директиве буквально сказано "на место 31 танковой бригады");

  • 134-я тбр (Киев) меняется с 19-й тбр (ЛВО, Пушкин), которая прибывает на новое место дислокации Бердичев;

  • 135-я мбр (Киев) убывает на место 9-й тбр (ЛВО, Луга), вместо неё прибывает 33-я мбр (ЛВО, Нов.Петергоф) на новое место дислокации Бердичев (это моя интерпретация, в директиве буквально сказано "на место 33 моторизованной бригады").


В большинстве случаев дивизии менялись дислокацией в паре, т.е. дивизия одного округа менялась местами с такой же дивизией другого.
Так, 87-я "уровская" стрелковая дивизия КВО, занимавшая Коростеньский УР, менялась с 50-й "уровской" стрелковой дивизией БВО, занимавшей Полоцкий УР.
При этом, например, ее 260-й стрелковый полк (у/н 5064) отбывал из Эмильчино в Ветрино, где переименовывался в 336-й стрелковый полк и получал у/н 5924, ранее принадлежавший 149-му стрелковому полку 50-й сд.
Одновременно 149-й стрелковый полк (у/е 5924) отбывал из Ветрино в Эмильчино, где переименовывался в 96-й стрелковый полк и получал у/н 5064, ранее принадлежавший 260-му стрелковому полку.

Наряду с этим были и более сложные схемы.
Своеобразный "треугольник" получался в случае с 15-й танковой бригадой (Шепетовка), которая должна была прибыть в ППД 4-й танковой бригады (Бобруйск), где становилась 32-й танковой бригадой.
Однако 4-я танковая бригада убывала не в Шепетовку, а на место 18-й танковой бригады (Полоцк), где получала новый номер №25, а уже 18-я танковая бригада из Полоцка убывала в Шепетовку вместо 15-й, где и становилась 38-й танковой бригадой.

Аналогичный "треугольник", да еще и совмещенный с передислоцированием мехкорпуса из Киева в Бердичев, получался и со 133-й танковой бригадой (Киев), которая прибывала в ППД 11-й танковой бригады (Порхов), а вместо неё в Бердичев прибывала 31-я тбр из Ст.Петергофа.
Повторюсь тут, однако, что в данном случае эта моя интерпретация директивы, основанная на информации о ППД бригад, в самой же директиве просто сказано - 133-я тбр убывает на место 31-й тбр.

Что же можно сказать по поводу всех этих планов?

Старая система нумерации (когда полки дивизии нумеровались 3xN-2, 3xN-1 и 3xN, а все прочие дивизионные части имели номер N, где N - номер стрелковой дивизии) была более уязвимой для разведорганов противника, т.к. по номеру части легко можно было установить её принадлежность. С этой точки зрения перенумерация была, безусловно, оправдана.
К тому же, перенумерацию и осуществить можно было относительно дешево - основные материальные затраты приходились бы тут на изготовление новых штампов и печатей; сам же перевод соединений и частей на новую нумерацию мог осуществляться как одновременно, так и последовательно, по одному соединению, если бы так диктовали возможности и необходимость.

Совсем иначе, однако, обстояли дела с передислоцированием.
Во-первых, что мне непонятно: а какие, собственно, цели преследовались этой передислокацией?
Единственное рациональное объяснение, которое я могу предположить, это желание выдернуть личный состав из привычного ему окружения (так военного, так и гражданского) и разорвать, таким образом, все налаженные служебные и социальные связи, за которыми, вероятно, кому-то мерещились шпионские сети, военно-террористические заговоры и кланово-товарищеские связки.
Во-вторых, это чудовищно дорого. Даже с учетом оставления всей матчасти, только лишь для личного состава и членов их семей железнодорожных эшелонов в одном крупном округе требовалось подать из расчета на сто тысяч человек и более. А сколько еще было бы потрачено человекодней на сдачу-приемку имущества и т.п.?
В-третьих, всему личном составу после передислокации требовалось бы теперь отрабатывать действия по прикрытию госграницы с нуля. Это касалось не всех соединений, однако, например, на боеспособность "уровских" дивизий, где знание местных условий и системы огня было исключительно важно для организации успешной обороны, этот факто влиял бы очень сильно.
В-четвертых, фактическую передислокацию требовалось организовывать одновременно как минимум в паре, или даже в тройке (примеры мы видели выше) соединений, а увязка с выходом в летние лагеря практически означала, что её нужно проводить во всех соединениях сразу. Ни о каком последовательном или постепенном проведении речь уже идти не могла, вся нагрузка свалилась бы на железные дороги и на штабы одномоментно.
В-пятых, все передислоцируемые соединения оказывались бы с конца мая соверешнно небоеспособными, и на восстановление нормального быта и хода боевой подготовки, вероятно, ушло бы довольно много времени (хотя этот эффект и был бы несколько смягчен совмещением передислокации с выводом войск в лагеря).

Наконец, смехотворные сроки, отводимые на все эти мероприятия - фактически, лишь месяц на их подготовку, начиная с 15 апреля, и затем еще пять дней на их осуществление - были, на мой взгляд, совершенно нереальными.
А ведь с целью сохранения секретности инструкция запрещала в подготовительный период задействовать комсостав собственно соединений: вся подготовка размещения многих десятков тысяч человек, как военнослужащих, так и членов их семей, должна была лечь на командование округа и окружной аппарат; при этом от последних требовалось разработать конкретный план размещения, ознакомившись со всеми помещениями на месте.

Как мне кажется, именно последний фактор и явился определяющим для того, что к концу мая к выполнению мартовских директив так и не приступили.
Я не знаю, как именно и почему, в итоге, передислокацию отменили. Не исключаю, что проведение этих мероприятий было поначалу лишь отложено (ввиду очевидного недостатка времени на его подготовку и осуществление до весеннего выхода в лагеря), а отменено уже позднее.
В окончательной отмене же передислокации, скорее всего, свою роль сыграли как критическая оценка стоимости и эффективности всех этих мероприятий, так и другие события, начавшие происходить уже летом - например, бои на оз.Хасан.
Эта тема еще ждет своего исследователя.

Чем же закончилась вся эта история?
Планы по передислокации так и не были выполнены; тем временем, начиная с весны-лета 1938 г. в Красной Армии фактически произошел происходил отказ от старой системы нумерации, при этом части стали именоваться только условными номерами.
Наконец, в сентябре 1939 г. приказом НКО №179 все части перешли с условных (номеров в/ч) на действительные номера, при этом действительные номера были как раз теми, что вводились мартовскими директивами.
Таким образом, если по мартовским директивам на место 260-го стрелкового полка прибывал 149-й полк, который переименовывался в 96-й, то в новой реальности №96 в 1939 году получил уже бывший 260-й стрелковый полк (в/ч 5064, т.к. действительные номера не использовались) уже безо всякой передислокации.

На этом все. Надеюсь, кому-то эти заметки помогут разобраться в хитросплетениях предвоенного развития того сложного и бурно растущего организма, который из себя представляла в 30е годы Красная Армия.
Tags: 1938, архивное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments