Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Оглавление

Мы не требуем от наших гостей соблюдения пролетарской культуры спора, но в рамках элементарных мелкобуржуазных приличий держаться в руках здесь в ресурсе необходимо!

Поскольку полезные и большие посты замусориваются всякой политотой и мелочевкой, решил сделать небольшое оглавление, в которое вынести все самое существенное, в т.ч. "сериалы".
Collapse )

Деформация

Наблюдение ув. Олега Бэйды.

Последнее время по вечерам я читаю книжку Шейлы Фицпатрик о том, как она в конце 60-х набирала в брежневской Москве архивный материал для своей диссертации про Луначарского. Кто не знает, Фицпатрик — австралийский историк, одна из наиболее серьёзных ныне живущих советологов, первопроходец жанра «повседневная жизнь в сталинском Союзе». Книжка «Шпион в архивах» — дико интересная: там и про диссертационное путешествие (каждая диссертация — это путешествие одиночки), и про жизнь западной аспирантки в Советском Союзе, и про идиотию, бюрократию, нищету, неудобства, шпиономанию, ярких интеллектуалов, бабушек на проходной, запреты и так далее. Ярко, смешно, местами печально. Секторально что-то так и осталось: форма сменилась, но сильно похоже. Книгу стоило бы перевести на русский язык (ну это частое заклинание), историкам это будет любопытно, да и не только им.
Сегодня я наткнулся в ней просто на жемчужную идею. Что-то такое я ощущал сам, но не мог выразить так чётко. Дальше привожу отрывок.
"Со временем, я пришла к следующей гипотезе: исследователи склонны впитывать бюрократический взгляд институций, которые они изучают. Эта мысль появилась несколько лет спустя, когда я столкнулась с британским исследователем (Бобом Дэвисом из Бирмингема), который по московским архивам изучал развитие промышленности в поздние 20-е. Боб рассматривал конфликт в сфере технического образования, приведший к отставке Луначарского, через призму промышленных архивов; я исследовала его через архивы Наркомпроса (я запрашивала документы по промышленности, но мне отказали, поскольку это не являлось моей темой). Интересный момент заключался в том, что Боб считал самоочевидным, что промышленность была убедительным доводом [за отставку], в то время как я считала самим собой разумеющимся фактор Наркомпроса.
Это привело меня к размышлениям на тему того, как Советы, которые были достаточно неумелы в смысле влияния на мнение западного исследовательского сообщества, могли бы улучшить свои показатели. Что им стоило сделать, так это дать западным исследователям доступ в самые запретные из всех советских архивов, а именно в архивы органов безопасности — но больше ни к каким иным архивам не подпускать, так чтобы исследователи автоматически усвоили взгляд учреждения и встроили его в свою работу.
Архивы учреждений полнятся самооправданиями и склонны выставлять само учреждение в самом лучшем свете. Соответственно, архивы сталинского НКВД совершенно точно бы показали органы госбезопасности как борющиеся за общее благо, как сражающиеся с леностью и тупостью прочих институций: к примеру, Наркомпроса, который продолжал попытки направлять несовершеннолетних преступников в свои собственные посредственные коррекционные школы, а не в НКВД-шные; промышленных предприятий, которые нагло продолжали платить заниженные зарплаты тем, кого НКВД осудило на принудительные работы; провинциальных и республиканских властей, которые пренебрегали предоставлением еды и крова тем, кого НКВД депортировало в их регионы; районных советов, которые не создали детских садов с национальным языком для детей этнических депортантов (также в этом бы обвинили Наркомпрос); кадрового отдела ЦК партии, который упорствовал в переназначении любых ГУЛАГ-овских офицеров, демонстрировавших признаки компетентности, и в направлении в администрацию ГУЛАГ сплошных пустышек. … (Моя теория о легковерности исследователей, работающих только с одним архивом, никогда не была проверена на практике, но когда архив ГУЛАГ наконец-то стал доступен западным учёным в 90-е, именно подобного рода вещи в нём и обнаружились)."

Тысячу раз да, и дело тут не в советскости или в НКВДшности, это проблема любого исследования, которую хорошо видно и на боевых документах. Стоит чуть задержаться на документах конкретного (неважно - советского или немецкого) соединения, выстроить некую картинку происходившего, пусть даже всего лишь за один день... а потом переходишь уровнем выше, или переключаешься на противника и - бац! До сих пор четкая и ровная картинка рвется, всплывает то, о чем первыми умолчивалось или о чем они не знали, и под напором новых фактов плюс - особенно - мнений, в трубу улетает былая стройность и непротиворечивость. И карточный домик уже было реконструированного и такого очевидного боя начинает выстраиваться заново. До следующего пересмотра.

Оригинал записи
http://ioncore.dreamwidth.org/27691.html

ВЗОР - всё?

То, чего опасались давно, и о чем уже прямо заговорили в последние два месяца.
В условиях невозможности поставлять в серую зону германские, французские и т.п. комплектующие, невозможности экспорта готовой продукции из серой зоны (в начале 2015, емнип, еще пытались гнать собранные в 2014м секции через Украину, через Северодонецк, но и это потом заглохло), выезда из Луганска части кадров и, last but not least, все более усложняющегося экономического положения в самой РФ, собственник завода - ТМХ - принял вполне естественное решение забрать заказы на российские предприятия, а Лугансктепловоз соптимизировать. Оф. пресс-релизов пока нет, но, судя по тому, что говорят и в Луганске заводчане, "почтовый ящик" завода - с руководством и администрацией - будет на украинской территории в Севердонецке (куда еще в начале года завод перерегистрировался в отчаянной попытке сохранить формальную законность своей деятельности), а в Луганске все мощности будут ликвидированы, кроме ремонта и, возможно, какого-то мелкого производства. То, что у самого собственника - на российских предприятиях ТМХ - ситуация весьма сложная, говорилось и раньше, так что этот акт пиесы под названием "ЛНР" не стал особой неожиданностью. Возможно, когда-нибудь, после реинтеграции ЛНР обратно в Украину ("на бывшую украину", как до сих пор по привычке, еще с весны 2014го, пишут страдающие от комплексов нацнеполноценности и жаждущие самоутверждения, хотя бы на фоне хохлов, россияне) и восстановления, завод и возродится из пепла. Но это если реинтеграция произойдет быстро. Если дело затянется, то традиционно за сворачиванием производства следует разграбление оборудования и помещений и окончательная смерть.
Бывшие комсомольские вожаки - они же бизнесмены 90х луганского разлива - разворовывали и разваливали завод почти 20 лет. Недоразвалили. Русскiй мiръ справился всего за год. Еще в 2013м завод, при наведшем порядок чешском кризис-директоре и вливаниях от ТМХ, начал оживать от морока 90х-2000х, и даже приносить прибыль.
О былом флагмане советского тепловозостроения и одном из крупнейших предприятий СССР теперь будет напоминать история завода с дарственной надписью автора моему деду.